Я проснулся в Париже

Я проснулся в Париже.
Открываю глаза и понимаю вообще ничего - я проснулся в Париже!
То, что это именно Париж, сомнений у меня нет. Вот же она – Эйфелева Башня вдалеке! И полицейские, такие, странные – на велосипедах.
- Так не бывает! – кричу себе я, но так уже случилось.
Несмотря на мой внутренний крик, я просто безумно рад этому. Париж! Я не был там никогда, но всегда мечтал об этом городе. Причем финансовая возможность съездить у меня была, но я, почему-то, не решался. Мне, наверное, просто было страшно оказаться там. Я боялся только одного – влюбиться в город.
Для мужчины вообще не бывает ничего страшнее, чем влюбиться. Тем более – влюбиться в город. Ведь с женщиной можно договориться, если постараться, конечно. А с городом – нет.  Ты любишь город, городу на тебя – ровно. Печальная история, если подумать.
Но судьба всегда умнее  людей. Она точно знает, где и когда мы должны быть и что делать.
Несмотря на все эти фокусы судьбы и явное чудо, произошедшее в моей жизни, я немного разочарован.
На улицах мусор. Тут и там странные личности, толи пьяные, толи под наркотиками. А еще этот запах. Смесь запаха пряных булок, вина и чего-то кислого. Он мне не очень приятен.   
Я иду вдоль улицы, которая подозрительно напоминает мне центр Санкт-Петербург. Архитектура, асфальт, множество машин... Вот только запах…
Я прохожу мимо красиво оформленной витрины магазина одежды, какой-то бутик или что-то вроде. В этот момент из магазина выходит девушка, в руках у нее бумажный пакет, который она прижимает к груди. Такое ощущение, что в нем содержится какая-то тайна, которую она не готова никому раскрыть ни за какие пряники. И мне, конечно, становится безумно любопытно.
- Здравствуйте, - говорю я, останавливаясь, - А, что у Вас в пакете? Вы не подумайте ничего такого, просто интересно!
Она смотрит на меня некоторое время, а потом выдаёт что-то вроде «я парле не парле»!
Ах, да!  В Париже говорят по-французски. Об этом я совсем не подумал. Жаль, что я не знаю французского.
Я пытаюсь задать тот же вопрос на английском языке, но мне снова не везет, девушка не знает английский. Тоже мне, просвещённая Европа!
Но так просто я не сдамся, есть же язык жестов, универсальный язык всех народов и стран.
В силу своего театрального таланта я показываю девушке, что мне интересно содержимое его пакете. Под конец жестикуляции я складываю ладони вместе, изображая «пожалуйста».
И она понимает меня. Понимает, но вместо содержимого показывает какой-то неопределенный жест, что-то между нашей «фиги» и американского «фака».
От неожиданности я хохочу. Вот просто, навзрыд! Через секунду она тоже начинает смеяться, а потом открывает мне пакет. В нем – нижнее белье.
Я почти падаю на мостовую от смеха, а она, с хохотом, отвешивает мне  легкий, абсолютно необидный, подзатыльник.
Я еще не влюбился в этот город, но он, определенно начинает мне нравиться.
Дальше какой-то совсем уж сумбур.
От этой девушки я просто не могу отлепиться, она от меня тоже, впрочем, не особо. Мы вместе пидем к Эйфелевой башне. Вдоль извилистых улиц, витрин, перекрестков…
Если бы я знал французский или она русский, или английский, то у нас бы была чудесная беседа. А так – «пык-мык» какой-то!
Она жестами объясняет мне, что работает официанткой, я рассказываю о своей профессии. Потом мы «говорим» о том, что сегодня много людей на улицах и решаем перекусить вместе (это было совсем просто показать). Вот только оказалось, что у меня совсем нет денег.
Она выуживает все, что у нее было, из своих карманов. Этих денег нам хватает на два круассана и одну чашку кофе на двоих - самый вкусный кофе в моей жизни! 
К башне мы доходим только через часа полтора - тут же начинается дождь.
И оказывается, что бы подняться на башню, нужны деньги. А их у нас нет. 
Но стоя под башней мы хотя бы укрываемся от дождя. А большего нам сейчас и не нужно.
Если бы это был сон, то я должен бы был проснуться в этот момент.
Я всегда просыпаюсь на самом интересном месте своих снов… 


Рецензии