Две исповеди. Часть 3

Еще одна исповедь. Но зачем? Не надо, я уже догадалась, о чем может поведать мне подруга. Не нужно ей рвать свою душу. Не хочу новой исповеди, кто знает, может, завтра Люба раскается, пожалеет о сказанном. В каждом сердце есть уголок, куда нельзя допускать чужих. Но хочешь или не хочешь - этого не избежать.
И я спросила:
- Встретились? И что ты ему сказала?
Люба удивленно глянула на меня и я только кивнула, подтвердив ее догадку, она поняла, что Валера был со мной откровенен.
- Галка, что я могла сказать в утешенье ему и себе тоже? Я сказала ему: "Лера, - тут уж я вздрогнула, Люба снова назвала его Лерой, как мать, - Лера, это ведь Господь одарил нас таким чувством, на всю жизнь, разлучил, проверяет ценность подарка. И все правильно, каждый из нас по отдельности сохранил драгоценный дар, а вместе не смогли бы. Эта любовь спалила бы нас обоих, сожгла...
- Люба, и ты.., - опять не удержалась я.
Она горько усмехнулась:
- Ну да, любила одного, вышла за другого. Да это просто какая-то игра была в тайное сообщество. Только Валере и сказала про это, а он - поздравил, красные цветы подарил. Женился на следующий же день, словно от меня освободился. Мне повезло, Витю нельзя не полюбить, он меня счастливой сделал, Галка. А Лера остался в душе как любовь горькая, безответная. И жалко его очень, мне повезло, ему - нет. Все искал, говорит, хоть похожую, да не встретил. Метался всю жизнь и одинок сейчас, как перст. Дочки разъехались, совсем он один.
Подруга моя замолчала и пригорюнилась, ушла в себя, заново проживая события, не знаю, те, что случились сегодня, или те, что произошли много лет назад.

- Недолго он у меня пробыл, часа два-три, у него самолет ночью. Хотела проводить, попросил - не надо, - тихо говорила Люба, а сама, казалось, была не здесь, не со мной, - Он встал уходить, руки ко мне протянул. Тут я и не выдержала, спрятала лицо у него на груди, да и давай реветь, расплакалась. Так было уже однажды, давно. Вот так и расстались. Теперь уж, видно, навсегда.
- Да ладно, - некстати вмешалась я, но она махнула рукой как-то совсем безнадежно и подвела итог разговору:
- И жизнь моя, представляешь, Галка, словно аллея в парке - ровная, красивая, иду я по ней, иду и все надеюсь, что там, далеко где-то, руки Валеркины меня ждут большие, горячие... Галка, печально на душе, но светло. Вот, думаю, и меня задела искорка светлого, чистого такого, может, это и вправду любовь... Ведь и такая она может быть, как ты думаешь?
Что я могла ответить? Две исповеди услышала - мужчины и женщины. Две - разные и одинаковые. Как рассудить? Коли было такое, значит, бывает.

А ночью мне позвонил Валера и сказал почти спокойно:
- Спасибо, Галка, за все. Прости и забудь. Все верно, Галка. Любовь всегда права, - и положил трубку.
Я не успела переспросить - какая Любовь права? Но тут я вспомнила песню и улыбнулась. Ну, конечно, любовь всегда права, что бы ни случилось, она всегда права.

Трудно, небезопасно быть хранителем чужих секретов. Выплескивая свою боль, человек подсознательно пытается избавиться от нее, и не переходит ли это чувство на доверителя?
Так я думала, отыскивая объяснение тому, что Люба не звонила и не появлялась уже который день.  Я звонить ей как-то стеснялась, просто не знала, как вести себя с ней после всех этих признаний.
Время тянулось тягостно и медленно, не покидали меня мысли о моих друзьях, а они молчали.

Почти неделя прошла и вот раздался настойчивый, какой-то злобный телефонный звонок. Межгород -  догадалась я, и неосознанное тревожное чувство остановило мою руку, протянутую к телефону. Я слушала и слушала настойчивые  трели, пока не решилась, наконец.
- Привет, Галина, - это был голос Маринки, однокурсницы, - новость плохая. Валеру вчера похоронили.
У меня подкосились ноги:
- Как?! Ты не ошиблась, Марина?
- Какая ошибка, закопали вчера. Жалость такая, не вышепчешь.  Ты сообщи всем нашим, его ведь знают и помнят, надо известить.
- Но что случилось с ним? - едва смогла я выдавить из себя.
- Да все как-то неожиданно и странно. Он в Москву летал по каким-то делам дня на три. Возвращался ночным рейсом, пассажиры спали, а по прилете его и не добудились. Умер тихонько, никто и не заметил. Представляешь, у него никого родных тут не оказалось. Дочерей известили, а все хлопоты университет взял на себя. Ну, организовали нормально, дочери уж к финалу подоспели. Врачи сказали - обширный инфаркт и моментальная смерть.

Я слушала и паника охватывала меня - это любовь спалила его, схватила за сердце, сожгла до основания.
Я вспомнила бледное лицо Валеры с капельками пота. Ну как я могла терпеливо выслушивать надрывавшую сердце исповедь? Он винил себя, а чем был виноват и виноват ли?

Марина тревожно окликнула меня:
- Галка, ты что там, уснула?
- Не могу принять, осмыслить, не могу...
- Мы тоже пережили здесь многое. Валеру знали, любили и не ожидал никто такого несчастья.
- Марина, - я, наконец, собралась с силами, - Мариночка, купи венок красивый, отнеси ему, - я не смогла даже выговорить это слово - "могила".
- Галка, не надо венок, я цветы ему отнесу, как живому.
- Ну тогда купи, пожалуйста, большой букет красных саранок, отнеси, пожалуйста.
- Саранок? Красных? - стала спрашивать Марина, но я перебила ее:
- Только красных. И саранок, прошу.

Мы распрощались с Мариной и всю ночь я металась.
Неумолимо приближалось утро, а вместе с ним неизбежный тяжкий разговор с Любой.
Что мне еще предстоит?
Я уже приняла две исповеди, вместившие любовь и жизнь.
Утро еще не наступило, когда опять подал голос телефон.
 - Лера...умер.., - прошелестел в трубке Любин голос.
 - Знаю, знаю, послушай..., - это кричала я в трубку частым телефонным гудкам.
 Ах, люди, милые Вы мои люди.


Рецензии
Любовь, конечно, это сильный рассказ.

Прочитал его с двойной грустью:
1) Из-за трагической развязки и
2) Из-за того, что вы его так быстро закончили. Надеялся, что ситуация как-то будет развиваться и далее.

Два комментария.

1) Вспомнились слова песни нашей молодости о "Первой любви":
- На то, она и первая любовь, чтоб быть ей не особенно удачной..
- На то, она и первая любовь, чтоб вслед за нею шла очередная (в жизни ГГ не случилось)..
- На то, она и первая любовь, чтоб мы её во век не забывали....

2) Вот эти ваши строки не отпускают: "Каждый из нас по отдельности сохранил драгоценный дар, а вместе не смогли бы. Эта любовь спалила бы нас обоих, сожгла...". Хочется возразить, но уже поздно и бесполезно...

С уважением, -

Евгений Говсиевич   18.01.2018 13:58     Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.