из нового романа - эпизод 1

Конвергенции

СИРИЙЦЫ

Этот обычай относительно бычьей шкуры состоит у нас в следующем. Если кто-нибудь, будучи оскорблённым, собирается отомстить обидчику, но видит, что у него не хватает сил, то он приносит в жертву быка и, нарезав мясо, варит его, затем, расстелив шкуру на земле, садится на неё, заложив обе руки за спину, как если бы они были связаны в локтях. Этим выражается у нас самая сильная мольба. Когда мясо быка разложено, родственники и любой из посторонних подходят и берут каждый по куску. При этом они ставят правую ногу на шкуру и обещают доставить, кто сколько в силах: кто пять, кто десять всадников на своём хлебе и жалованье, другой же и большее число, иной – тяжёловооружённых или пехотинцев, сколько может, а самый бедный только самого себя. Собирается иногда с помощью шкуры большое число воинов. Такое войско чрезвычайно стойко и непобедимо, ибо оно связано клятвой: поставить ногу на шкуру у нас значит поклясться. /Лукиан, «Токсарид,  или дружба» 48/
                                                      
                                  *     *     *

А некоторые ждали его звонка, но уже он избегал их – не мог пока выполнить  своих   финансовых   обязательств.   Это и угнетало больше всего. Лежал в ящике и пухлый кластер с набором визиток. Теперь казалось – вообще  из нереальной  жизни.   Контакты,   как маяки   прошлых   успехов: вся ширь Советского Союза; страны Европы; даже разноцветная Африка. Фуршеты, смокинги, приёмы, офисы, удачные договора – напоминали визитки: строгие и вычурные, чёрно-белые и всех цветов радуги.
Взглядом со стороны он осматривал свою библиотеку. Книги спасали его от реалий жизни, где иногда не хватало воздуха. Но они и возвращали в жизнь, подсветив её талантливыми строками. Если ты знаешь, где их обнаружить,  и кто из авторов тебе сейчас нужен. Беда подросшего поколения оказалась в том, что, имея доступ, не там искали вход, не у тех спрашивали ответа на вопрос.  Лес огромный, и грибы там есть, но их надо уметь найти. Сомнительные  отобрать  от  настоящих.
 Суметь  отличить Бунина от Чехова; Шаламова от Шукшина; Маканина от Вампилова; Астафьева от Распутина …
Алексей Евгеньевич умел, но теперь это приносило мало пользы. Пытался делиться опытом с внучками - не получалось.  Ждал: вот подрастут. А они взяли и незаметно как выросли, пока он производственные проблемы разруливал.  Успели и без отца остаться.  К  другой ушёл.  Чего и  говорить о взрослых дочерях. 

Не забуду книгу под подушкой,
которая  зачитана до дыр.
Тебе семь лет, уже не до игрушек.
«Как закалялась сталь» -
не «Мойдодыр».

До книг им. Это же не ‘скорая помощь’, не капельница с болеутоляющим.  Всего один звонок Лизы, и всё стало бы ясно. Но куда звонить? В кастрюлю? Он оттягивал поиск, боясь отрицательного результата.


Рецензии