Флешка и марафон. Роман. гл. 14...

 Глава четырнадцатая.

Отношения, которые  развивались на моих глазах, с одной стороны отвлекали от собственной жизни, а с другой возвращали к ней же. Я заварил двойную, против обычной нормы, порцию кофе. Тянуло пожить жизнью не реальной, которой было в избытке, а другой…
Я достал диск со скаченными туда из Интернета короткими чужими рассказами. Не люблю эту форму общения, а пользуюсь. Кажется, автор живёт в Африке. Когда бы ещё встретились.

                                           *               *              *
Наталья Доманчук.
         
           Звонок
      
        -Да, алё, - Лена кричала в трубку, - да, я слушаю вас. Говорите!
Никто не ответил. Лена положила трубку, но не успела даже дойти до кухонной двери, как телефон зазвонил снова.
-Ну, говорите же, - сказала она сразу.
-Здравствуй, - сказал голос и замолчал.
Лена присела, отстранила трубку и испуганно посмотрела на неё. Потом опять осторожно приложила её к уху и шёпотом сказала:
-Прости. У меня глюки.
В трубке ничего не ответили, только было слышно, что на том конце провода кто-то есть, но он просто молчит.
-Очень боялся тебя испугать.
Лена молчала. Сначала она подумала, что это кто-то так шутит, но его голос она узнала бы из миллиона. Нет, из миллиарда. Нет. Его голос она никогда бы не спутала ни с кем. Потому что это был самый родной и самый желанный голос. Немного хриплый, как будто простуженный, но она чувствовала, что на том конце провода сейчас он. Тот, которого она потеряла 3 года назад, которого знала всего несколько месяцев, но которого она будет любить всю оставшуюся жизнь.
-Ну скажи мне что-нибудь.
-Я знала, что ты вернёшься.
Он засмеялся. Совсем неслышно, так, как смеялся всегда. Немного смущаясь и, наверное, покручивая рукой усы.
-Я даже не хочу спрашивать тебя, как всё это произошло. Я просто хочу слышать твой голос. Или, - Лена немного запнулась, - или может быть…
-Нет. Только голос.
-Хорошо.
Он молчал.
-Как ты? Просто расскажи мне, как ты.
-Не могу.
-Хорошо. Тогда просто говори. Просто говори. Что-нибудь.
-Помнишь ромашки?
-Да, - тихо сказала Лена, и по её щекам потекли слёзы.
Они, солёные и горькие, стекали на платье, на руки и, казалось, вместе с этим бестолковым дождём, который тревожно стучал в окно, пели серенаду. Грустную и печальную песню о любви.
Она даже подумала о том, что эти капли так громко стучат, и из-за них она не услышит его слов. Но он пока молчал, а капли всё плакали и плакали.
-Красивые цветы. Тут их нет. А может и есть. Но я не встречал.
Потом он почувствовал, что она плачет.
-Прости. Не хотел будить твою память. Просто…
-Это чистые слёзы. Они смывают всё, что было за эти три года. Без тебя.
-Я очень виноват.
-Не надо. Всё равно ничего не вернуть и ничего не изменить. И если ты не можешь говорить о том как ты, расскажи мне о прошлом. Там где был ты. И я.
-Это очень больно.
-Мне тоже, - потом, немного помолчав, добавила, - эта боль… это наказание или награда?
-Боль не может быть  ни наградой, ни наказанием. Потому что она боль.
-Но ведь она отпустит. Когда-нибудь. Да?
-На время.
-Значит, наказание.
-У тебя есть кто-то?
-Нет. А у тебя?
-Нет. И не будет, - ответил он и вздохнул.
-А у меня? – спросила она и замерла.
-Будет, - сказал он, и она почувствовала,  как он слегка усмехнулся.
-Ты мне ещё позвонишь?
-Нет. Вряд ли.
-Всё равно спасибо. Мне даже дышать стало легче.
В трубке послышались короткие гудки. Лена встала, вытерла почти высохшие на щеках слёзы  и улыбнулась.
Потом оделась и вышла из дома. Купив в ближайшем цветочном магазине огромный   букет   ромашек,   остановила  такси: “На Ваганьковское, пожалуйста”.
Вернулась она домой поздно вечером и залезла под тёплый плед. Мама принесла ей чашку горячего чая, погладила по голове и, словно между прочим, сказала:
-Леночка, тебе звонил какой-то мужчина.
-Попросил поблагодарить за ромашки?
-Да, - кивнула в ответ мама.
-Спасибо, мамуль. Я знаю.

*          *        *

         И40 17.08.08.
Привет Юра! Прочитала твое письмо и мне стало неловко. Я сделала это совершенно искренне, не преследуя никаких целей и не строя никаких планов. Если я могу что-то сделать для друзей, я никогда не требую и не жду отдачи или какой-то особой благодарности. Так что не казни себя и не называй всякими словами. И давай больше не будем об этом. Договорились?
А по поводу фотографий - я не сомневаюсь, что ты у нас красивый, но мне интересно не это. Мне хочется увидеть твоих детей, внуков,  жену, друзей, ну и, конечно, тебя.  Всех, кто тебя окружает. Меня никогда не привлекала в мужчинах красота, я не считаю это главным. Да и сама я не красавица и никогда ей не была, я самая обыкновенная, простая, русская бабулька. Как-нибудь  соберу фотографии всего моего семейства и пришлю тебе, в том числе и себя. А то ты идеализируешь меня. Ты помнишь меня девочкой в 17 лет, а я давно уже выросла.
Я не знаю, кого твой знакомый художник подразумевал под ангелом, но меня мой муж Борис звал ведьмой. Несмотря на светлые глаза, я очень глазливая. Кто меня сильно обидит, могу сглазить - мало не покажется. Никогда не пыталась делать это специально, я вообще никому и никогда не желала зла, все получается как-то само, но тем не менее уже не раз убеждалась.
Что касается "серой мыши" - это я писала по поводу Натальи, но никак не Лизы, приношу свои извинения, если она это приняла на свой счет. Ну, а если она считает себя таковой, то есть хорошая русская поговорка: "При хорошем муже и жена хороша!" Это камешек в твой огород.
Ну, а по поводу переписки и тел.разговоров - не мучай ты себя. Я очень рада, что ты есть, рада твоим письмам, с удовольствием разговариваю с тобой, очень хочу надеяться, что когда-нибудь встретимся. 
А то, что ты злой - я не думаю. Хотя я мало знаю тебя теперешнего, но (достаточно переписки за четыре месяца) мне кажется ты открытый, ранимый и обидчивый, но любящий и сострадательный человек, а такой человек не может быть злым.
Ну, а Валера? Что Валера? Мы с ним встречались в 74 или в 76 году, точно не помню, когда я была в Москве в командировке. Я знала его домашний адрес, что у него есть дочь Маша, поговорили "ни о чем" и разошлись. Значит не судьба, что теперь горевать,
    А когда регистрировалась на "Одноклассниках" и Майл.РУ, то в первую очередь хотела найти всех вас, моих земляков, я вас часто вспоминала. Вот и сбылось! Жаль, что нет Володи Лазаренко, Саши Будуева, такая неприятность с Суровым, не сужу Колю, общаюсь с Витей, Андреем, с тобой, моя радость. Даже Николая иногда называю Юрой, на что он ужасно обижается.
А по поводу "Дороги в ад" - туда что-то не хочется. Мне больше нравится "Романс" Свиридова из музыки к кинофильму "Метель". Так играют скрипки, поневоле заплачешь. Юльке тоже сказала, чтоб на похоронах играла эта музыка, но мне сказали:"И не надейся!" Здесь похороны очень дорогие, так что умирать придется ехать в Ташкент, там это мероприятие намного дешевле. Шутка, конечно! Я всегда была оптимисткой,   наверное, ей и останусь до самой старости, но я думаю, что это не плохо.
    P.S.  Ольга,  поздравляю с днем рождения! Здоровья, удачи, семейного благополучия!

21.08.08. Ирине.
Сегодня пять месяцев как мы встретились. Тогда в 21 час мне позвонил Витя Гусев, сам не понимая, что для меня сделал.

С другого континента.

Час разговоров,
Часть признаний.
Час уговоров,
Чтоб приехал.
И целый век воспоминаний,
И неотзывчивое эхо.
Оно так тупо,
Так бездушно,
С ним спорить глупо.
Голос правды
Меж континентов равнодушен,
Лишь твой оправдан.

Твой ожидаем
И желанен,
Он подтверждает,
Что мы живы,
Немного странен,
Но не лжив он.

Открыты мы для всех искусств,
И независимы,
Как страны.
И море опоздавших чувств
Над океаном.

Я тебя уже, наверное, замучил своими “стихами”. Терпи.

…Сколько копий, как я, сколько клонов…
Ну,  зачем я тебе с русской рожей?                           Ю.

И41 24.08.08
Привет! Прочитала твоё письмо, опять самобичеванием занимаешься? Почему “рожа” и при чём здесь клоны? Ты знаешь как я к тебе отношусь. Стихи твои нравятся, в последних уже меньше безысходности. Рассказ, присланный в сборнике, понравился. Такая грустная история любви. Несостоявшейся, несбывшейся, а всё ещё хранящей радость общения и горечь невозможности вернуть всё назад. И опять знакомые лица…
Неделя у меня была тяжёлая, попросили остаться на субботу, работодатели уезжали в театр. Я домой попала только в воскресенье около 12 часов. Дети вымотали, сил никаких нет, а дома тоже куча дел, даже за любимым Интернетом посидеть некогда. А у тебя тоже много работы? Что так поздно задерживаешься? Уж и не знаю во сколько тебе звонить. С одной стороны хорошо, когда есть работа, а с другой тяжело физически. Уже.
21 августа здесь начался новый учебный год (всё не как у всех), вот и лето пролетело. Весна была холодная, ждали лета, а оно так быстро пролетело.
А 1-го сентября у нас “День труда”, он выпадает на понедельник. Хозяева уезжают в Нью Йорк на пять дней, детей оставляют с бабушкой, а я буду отдыхать. Наверное, тоже поеду в Н.Й. Там живёт подруга, когда-то вместе работали в Ташкенте, всё время зовёт в гости. Билет не дорогой, денька на 2-3 съезжу.
Сегодня звонила Полина, опять в Ташкенте было землетрясение, достаточно сильное. У неё на кухне лопнула стена, большая трещина, а в ванной упал кафель. Случилось днём, хорошо, что не ночью, когда вообще ужасно. Душа за них болит.
Получила она твою книгу, прочитала и порадовалась, что у меня такие друзья, что столько лет спустя помнят. Обязательно, говорит, дам почитать отцу, пусть подумает и помучается. А вообще, она добрая и с отцом (бывшим моим мужем) у них неплохие отношения.
Пока.Пиши.
31.08.08. Ирине.  Письмо сегодня никакое. Нейтральное.
Только что приехали с дачи Лизиной сестры Веры. У неё вчера был день рождения, нам ровесница. Сидели, праздновали, песни пели, улеглись во втором часу ночи. Утром проснулись и обомлели.
Берёзу, в пол-охвата у комля и длиной метров в десять, вывернуло с корнем и уложило буквально в 10 сантиметрах возле припаркованных машин наших: Волги и Фольксвагена. Третья – Судзуки – оказалась забаррикадированной. Опиши всё это в рассказе, не поверят. Я размышляю: что думала берёза, падая возле; и что машины?..
Ладно  Валеры, мужа Веры, не было (он в Италии, у внуков), ему, с больным сердцем, вредны такие метаморфозы.  Кстати, он учился вместе с нами в 82-й школе, только в классе “А”, программистов.
Сам я появился вчера на даче неожиданно, даже для себя. Вечером после работы,  нанял такси и поехал (Лиза отбыла раньше, днём). Километра три пешком от трассы, вылез из кустов и пропел: “В городском саду флейты да валторны, капельмейстеру хочется взлететь…” Очумели все.
Сегодня пилили павшую берёзу, кубометра два дров первоклассных, топили баню, парились, кто не за рулём пивко попивал… Это я.
Два дня моросил дождь. Дряпня и мокреть. Но под песни Жанны Бичевской (с диска) жить можно бы. Сиди и пиши, как Лев Толстой, не заботясь о работе.
Домой бы не возвращаться, где творится своя жизнь, если  э т о можно назвать жизнью…

Ты прости, что так коротко.  А от телефонных слов не отказываюсь.      Ю.


И42 02.09.08.
Привет! Проболтала с тобой по телефону, потом казнила себя: наверное,  Лиза была недовольна, а если у тебя с сотового ещё и деньги снимают… не хочу вводить тебя в лишние расходы. А ты всё скромно умалчиваешь. Надо прекращать это дело, хотя так люблю слышать твой голос с лёгким оканьем.
В понедельник приехала и попала с “корабля на бал”. Моя молодёжь с компанией собрались на природу, и я решила поехать с ними.
От Нью Йорка какие-то сложные впечатления, город чем-то напоминает Москву, толпы народа и все куда-то бегут. Ч. Промышленный город и серьёзней что ли. У нас нет толп туристов,  и в рабочее время редко встретишь праздноболтающихся. Полдня проболтали с подругой, потом проехались по Манхеттену, Бруклину, прошлись по Бродвею  - здесь протекает светская жизнь. А на Брайтон Бич вообще, как в Одессе на Привозе- сплошь русско-говорящие с еврейским акцентом. Город оказался не таким, как я его представляла. И потом, если бы я приехала из Ташкента, впечатление было бы другое, а так – я уже насмотрелась американских городов. А когда вернулась домой, подруга мне вдогонку два небольших очерка прислала. Почитай. Правда, кто автор, я и не знаю. Может, сама? Надо спросить.

1.О еде.

Пожалуй, больше ни в одном городе мира вы не встретите такого огромного количества  серенад о еде, какое найдёте здесь, в Нью-Йорке. Я веду речь об этом городе просто потому, что мне улыбнулось здесь жить и потому, что это ещё и один из самых крупных городов Соединённых Штатов.
В отличие от русского обилия синонимов к слову “еда”, американцы скромненько обозначают её незатейливым словом “фуд”. Под этим словечком скрывается много чего вкусного и не очень. Рекламные щиты на улицах и экраны телевизоров в домах не дают вам забыть о том, что если вы упустите случай отведать вот этот “очень сырный суп” или лучшие в мире фишбургеры, гамбургеры или чизбургеры, то ваша  жизнь обещает превратиться в бессмысленное существование. Создаётся ощущение, что вся страна ещё два часа назад голодала, а теперь вот кто-то забыл закрыть дверь в продуктовый склад. Рестораны, ресторанчики, всевозможные кафе и снэк-бары всасывают клиентов, как помпы. Если вы решили отведать разных блюд, не торопитесь заказывать всё сразу. Дождитесь первой порции. Количество того, что находится на тарелке, сразу вызывает некоторое подозрение, что вас хотят уморить, предложив съесть двухдневную норму за один раз.
А город наполнен ароматами кофе, свежевыпеченных калачей-претцелей, и жареных орехов. Ланч-тайм! Деловая публика мечется в поисках какого-нибудь укромного местечка, чтобы уютно устроившись, открыть свой пластиковый контейнер с обедом. В Мэдисон Сквер парке, вокруг газона с пятью одиноко растущими деревьями, на скамейках разместилась большая часть работников из ближайших офисов. Весьма откормленные белки плюхаются с веток, выпрашивая лакомые кусочки.
Ланч-тайм… В небольшой пиццерии хозяин-итальянец обиженно вскинул орлиный профиль: “Но, синьорита! Я не из Италии. Я из Сицилии! ” Это на мой вопрос о месте его рождения. Мои географические познания срочно приняли блёклый оттенок. Итальянцы народ экспрессивный, и чего они в своём “сапоге” не поделили, остаётся только догадываться…
Рабочий день окончен.
Опускаются жалюзи на витринах магазинов.
Заливается огнями Таймс Сквер. Итальянско-ирландско-еврейско-азиатский-… и ещё Бог знает какой люд спешит к метро и пригородным поездам, уступая место ночной жизни. Манхэттэн замирает на мгновенье, не желая отпускать остатки дня. Но уже подмигивают окнами ночные рестораны и клубы, и жизнь огромного города продолжается в одному ему известном ритме.
А завтра ждёт новый день…

2.О дорогах.

Как вы думаете, что пугает больше всего на дорогах этой славной Мекки бизнеса? Не-е-т, не количество машин. И не качество дорог. Самое страшное на дорогах Нью Йорка – это бабушки! Ну и дедушки, соответственно. Поскольку здесь нет лимита по возрастным ограничениям на право вождения, то публика весьма неохотно расстаётся с рулём. Ведь зачастую машина – это единственный шанс добраться до ближайшего магазина или врача.
Рисую картинку: “Бьюик”, за рулём как будто никого. Приглядевшись, замечаете очки с толстыми линзами и игривый перманент жизнерадостной старушки, едва возвышающиеся над нижней рамой окна. Всё это происходит на дороге, предполагающей скорость 30 и более миль в час. А поскольку наша бабушка особо никуда не торопится, то длинный ряд машин, выстроившийся за ней и потерявший всякую надежду вовремя успеть на работу, создаёт впечатление утиной семейки. Самые смелые, окончательно отчаявшиеся водители, выписывают пируэты, пытаясь обогнать “Бьюик”.
Кстати, о гусях и утках. На Лонг Айленде часто можно увидеть знак “Осторожно, гуси”.Эти дикие представители местной фауны совершенно не волнуются о душевном состоянии водителей, когда всем дружным семейством переходят дорогу. Наблюдала диалог водителя с гусем, находясь в “пробке” по этой же самой причине. “Га…” – ответил нагло гусь на уговоры водителя уйти с дороги.
Ну, а Манхэттэн… Он залит жёлтым потоком такси и самыми разнообразными средствами передвижения. Узкие улицы вмещают абсолютно нереальное количество транспорта. О таксистах Нью Йорка можно слагать баллады. Каким-то неизвестным способом они протискиваются сквозь вечный поток машин, с ювелирной точностью проскакивая в одном дюйме от бредущего вдоль обочины со своей передвижной кухней продавца хот-догов.
Скорость… скорость… Город торопится жить и успевать запрыгнуть в последний уходящий вагон. Ритм не даёт времени расслабиться, оглядеться, вспомнить прошлое, задержаться взглядом на себе подобном, может, даже знакомом. Город одиночек и поэтов. Город хрупких надежд, суждено ли которым сбыться?...

                                      *                  *                  *

А мы семьёй ездили на природу в Либертвилл, чуть больше часа езды от нас. Такая красота – большое лесное озеро с песчаным пляжем и хвойный лес. И всё равно, не Россия. Набрали еды, делали шашлыки, и, конечно, твоё любимое пивко. Водку здесь редко пьют, потому что за рулём. Надышались воздухом, а уже в 8 вечера приехали домой. Сегодня заступаю на вахту. Тихо-тихо, а три месяца проработала, даже не верится.
Лёша с Катей собираются в Москву и Питер, в конце ноября дней на десять. У Лёшки там двоюродные братья, есть, где остановиться. Обсуждают предстоящую поездку, а я исхожу тихой завистью. Так хочется поехать, но пока – увы…
Прочитала твоё грустное письмо, так хочется помочь тебе, только пока не знаю как. От слов своих телефонных я тоже не отказываюсь.

04.09. 08. Ирине.  Поступенчатое письмо. Понемногу о многом.
          Ириша, здравствуй.
“Уже не лето, но ещё не осень…”, я извёл тебя своими виршами. Конечно, Нью-Йорк – город контрастов (по  Генриху Боровику: “Вот по другой стороне авеню идёт негр. Куда он идёт, мы не знаем…”). Это семидесятые годы прошлого века.  Ты возмущаешься, что тебе присылают письма с ошибками. Извини, но постараюсь тебя этим не баловать.
Я, наверное, пошлю это письмо поздно. Может быть, даже не ко времени. Но отправлю. Никому ещё я не предлагал столько своих написанных вещей. Кроме тебя. Даже неопубликованные рассказы, не говоря уже о романе. Зачем это делаю, сам не знаю.  Ты знаешь, и предполагаешь обо мне столько, сколько я и сам о себе не ведаю.
Ирина Брониславовна, Вы для меня человек и неведомый, и ненаглядный одновременно. Что тут поделать.  «Куда он идёт, мы не знаем…» Взаимоотношения со страной США у нас в последнее время никудышные. А всё из-за вранья каналов западных. Показали бы правду… и поплакали вместе… А ты приглашаешь к себе. Никогда я к тебе не приеду, ни в жизнь мне не быть в США… Не люблю и не приемлю эту страну. Но никогда не позволю себе сделать что-то неприятное и вредное другому государству. Пусть каждый живёт так, как он хочет.

    Тут нам угрожают “изоляцией”. И кто? Полячишки? Прибалты? У которых вся армия на велосипедах. Дипотношения прекратили. Напугали бабу хреном?!  Придурки.
    Жаль, что не могу дать тебе возможность прочитать книгу Станислава Куняева (гл.редактор ж. “Наш Современник”) «Шляхта и мы». Но – цитата (извини за обширность).
«Скисшие сливки шляхты, дезертировавшие из Польши осенью 1939 года в далёкую Англию, захотели вернуться к власти в Варшаве по трупам советских солдат.  Мало им было  нескольких тысяч сотен уже зарытых в польскую землю.  Такой вариант был, по их представлениям, возможен лишь при одном условии: если Черчилль предъявит Сталину ультиматум об их возвращении во власть.  Но Черчилль знал, что Сталин не отдаст Польшу в руки обанкротившихся лондонцев, и когда последние “достали” его своими требованиями, написал 7 января 1944 года записку в английский МИД, в которой дал отповедь шантажистам:
“…Без русских армий Польша была бы уничтожена или низведена до рабского положения, а сама польская нация стёрта с лица земли. Но доблестные русские армии освобождают Польшу, и никакие другие силы в мире не могли бы этого сделать… Они (поляки- С.К.) должны быть очень глупы, воображая, что мы собираемся начать новую войну с Россией ради польского восточного фронта 1.  Нации, которые оказались не в состоянии защитить себя, должны принимать к руководству указания тех, кто их спас и кто представляет им перспективу истинной свободы и независимости”» («Шляхта и мы. М. Наш Современник 2005г. стр.57-58)».
Взыграют в тебе польские кровя, ты меня и невзлюбишь, пся крев!
     У нас 70 процентов мировых запасов пресной воды, 40  - нефти, лес – у нас, газ…  Этакая любовь.
У вас там беременные дочери вице-президентов, 17-летние. А у нас Медведев, который принял пусть и запоздалое, но правильное решение о введении 58-й армии в Грузию. Гуманитарная помощь в размере 1 млрд. долларов Грузии от США, тем более доставленная на военных кораблях, это, конечно, здорово. Но нас не напугаешь. 
 С работой проблемы. Она есть, но её и нет, если станок выходит из строя. Сегодня ремонтировал три часа. Я теперь и гидравлик, и электронщик, и Бог его знает – кто. А по образованию – экономист промышленности. По хобби – писатель. У вас можно заработать хоть какие деньги со всеми этими способностями? И с умением любить женщин?

Перечитал, засомневался, но оставил всё, как есть.  Поступенчатое  моё письмо ненужное никому. Разве лишь тебе.                  Ю.


И43 06.09.08.
Юра! Говорят, чтобы в старости не было склероза  и старческого маразма, надо разгадывать кроссворды, играть в шахматы, в компьютерные игры, т.е. шевелить мозгами, чтобы голова постоянно работала. Ты для меня заменяешь всё сказанное. На твои письма просто так спонтанно не ответишь. И текст приходится по десять раз перечитывать, чтобы меньше ошибок было. Тебе с этим проще, ты пишешь и общаешься на русском языке, а когда на слуху и везде английский язык? Так что, не обессудь.
Что это ты меня на ВЫ и по отчеству? Если у России с США “никудышные отношения”, и мы с тобой будем в противостоянии? И почему я “неведомый” человек? По-моему, ты меня тоже уже знаешь, как “облупленную”. Ермолаев знал обо мне меньше.
А насчёт вранья западных каналов – я не считаю, что врут только они. Врут все и преподносят события как им выгодно, Россия в том числе. Вспомни Афган, Чернобыль, подводную лодку «Курск» - много мы знали правды? Я далека от политики, может это и плохо, но политики и политиканы в разных странах рвутся к власти любыми средствами и наживают миллионы, а народ страдает – вот что ужасно.
Внешнюю политику США здесь тоже многие не одобряют, но что касается внутренней жизни – ни России, ни Узбекистану тем более, никогда не подняться до здешнего уровня. Народ здесь социально защищён, люди не боятся нищей старости, а это главное. Даже если потеряешь работу, тебе будут платить пособие, на него можно жить, пока не подыщешь место. У всех детей бесплатные медицинские страховки, можно не бояться, что ребёнок заболеет, и нечем будет платить за лечение. Да и взрослому, если нет возможности платить за лечение, можно лечиться бесплатно в гос. госпиталях, причём, лечиться на высшем уровне.
А теперь о квартире. Здесь есть государственная программа, у неё длинное  название, коротко – «Субсидирование жильё малоимущим семьям». Записываешься в эту программу, они рассматривают твоё дело и если решат положительно, ставят в очередь на получение квартиры. Здесь специально строят такие дома, где дают квартиры людям старше 60-ти (что бы дети не мешали). Есть, дают малоимущим семейным с детьми, тут много вариантов – разные районы, разные дома. Я специально выбирала, чтобы быть ближе к Юльке и внукам, чтобы магазины были рядом. Где понравилось, тут и встала в очередь. Как мне сказали недавно в офисе, я сейчас первая на очереди, так что надеюсь получить. В гости приедешь. Квартиры эти даются пожизненно, т.е.пока человек жив, если умирает, то квартира забирается. Детям в наследство не остаётся.
Так что Америка для своего народа не так уж плоха. У меня нет пока американского гражданства, я могу ещё сделать выбор между США и Узбекистаном. Но вернуться в Ташкент и жить на пенсию, которой не хватит даже на коммунальные услуги? И в России так же. А потом что? Мы стареем,  как этого не хочется. Чем старше, тем больше хворей будет одолевать, а на что жить и лечиться? И в России я никому не нужна, хоть и русская, разве что старенькой маме или сестре пенсионерке. Российское гражданство мне не получить, а без него там делать нечего: ни работы, ни пенсии, ни лечения.
Быть патриотом своей страны, конечно, хорошо, но что страна сделала для тебя лично? Пенсию через год, на которую не прожить? А сколько ты на государство, судя по твоим произведениям, сил, здоровья и нервов потратил? Это можно измерить? Фу, хватит, а то договоримся до чего-нибудь. Не хочу ссориться. Мы с тобой старой закваски, нас трудно переделать, а детей жалко. Что их ждёт?
А работу здесь найти можно, было бы желание. По американским меркам з/п небольшая, но если зарабатывать здесь, а тратить в России или Узбекистане, тогда можно жить хорошо. В Узбекистане доллар равен1400 сумов, я послала Полине1000 долларов, на их деньги это почти полтора миллиона, и на компьютер хватит, и на телевизор останется. Так что не отрекайся от Америки, может, надумаешь приехать сюда поработать.
Поляков сама не люблю. Здесь они первые аферисты, если руководитель фирмы поляк, можешь быть уверен – тебя обязательно обманут.
Вот такие дела, Юра. Присылай лучше свои вирши, как ты их называешь, я их с удовольствием читаю. Пиши, радость моя, и не спрашивай,  зачем мне это нужно.

09.09. 08. Ирине Седых. От Юрия.
          Получил  твоё ладное, подробное письмо, Ира. Спасибо, путешественница.
Сразу по поводу звонков. Имеешь возможность – названивай. Как же без твоего бойкого голоса? И так сорок лет промолчали. За те деньги, что прислала, можно год разговаривать.
Сегодня стихотворение на ум пришло, не ахти какое, но всё-таки. Они, вирши, вмешиваются в мысли, а я и не супротивничаю.
Я приеду к тебе “упакованный”,
Каким не был до нынешних лет.
У тебя лимузин припаркованный.
У меня от России привет.
          Я приеду в страну не “оборванный”,
Хоть всю жизнь были мы только “третьими”.
Край луны, чужой тучей надорванный:
«Вот и ты…» «Вот и я. Рад, что встретились».

Ваши флаги коньячными звёздами
Нам устроят под небом салют.
Будет пахнуть российскими грозами
Мой случайный, последний приют.

Я приеду к тебе “упакованный”,
Каким не был, наверно, лет сто.
И ещё лимузин припаркованный…
Я ж – в ратиновом,  “в рубчик” – пальто.

Удивлёны, что встретились заново.
Слов, как не было раньше, так нет.
Неожиданно всё и внепланово,
А в кармане обратный билет.

Однако жизнь идёт своим чередом. Про политику пока помолчу. То вводим, то выводим. Затрахали совсем. Что политикам, что учёным, всё неймётся.
Физики-ядерщики скоро запустят Большой Адронный Коллайдер (БАК) около Женевы, 27 км длиной, где протоны и электроны помчатся навстречу друг другу. От познанных в микромирах величин (10 в степени -16 от см.) они лезут вглубь до 10 в степени -18. Эти рукотворные эксперименты с протонами грозят получением неисследованных “чёрных дыр”. Выражаясь чужой фразой по иному поводу: “А там уже время Бога…”
К чему это я всё. Для повышения интенсивности мчащихся пучков,  желательно иметь ускорители с грандиозными диаметрами (колец). Есть, оказывается, проект по строительству такого коллайдера вокруг штата Иллинойс. Вот и окажитесь вы на пикнике внутри рукотворного эксперимента, проводимого на уровне Создателя.  И я? Где я – там катаклизмы.

В ту машину, рядом с которой берёза упала, я всё порывался спать лечь. Не пустили. А ведь взял, и снова полюбил тебя, Ириша. Какой ты была!!!           Ю.
                           

          И44 10.09.08.
Привет, Юра! Среди недели звонить не получается. Я с младшим воспитанником каждое утро с 9 до 12 езжу на занятия, что-то вроде подготовительной группы к школе. Дети там занимаются с трёх лет. Кому деньги девать некуда, пристроили своих детей сюда, хотя я и сама с ними занимаюсь. Школа их на русском языке. Пока дети занимаются, мы – бабушки, няни - сидим, общаемся. Какие разные разговоры с ними и с тобой…Тошно сидеть там три часа. А утром ещё надо и старшего разбудить, накормить и в школу выпихнуть. До обеда время свободного совсем нет.  А приезжаем с занятий, надо кормить, укладывать спать, а ещё домашние дела есть. В 4 часа возвращается из школы старший и опять надо кормить… конца и краю нет. Как любила говорить Мария Павловна: “Живу в лесу, молюсь колесу”. Я полностью вне информации, какая уж тут политика.
Читаю твои письма, и так хочется увидеться, хотя сама не знаю зачем. У меня сейчас возникли проблемы с поездкой в Ташкент и оформлением доверенности Полине на получение моей пенсии. Узбекское посольство придумало новые правила. Я, когда уезжала из Ташкента, ехала в США по гостевой визе, да так и осталась. Документы на ПМЖ не оформляла, теперь, если ехать в Ташкент, впустить-то впустят, но прежде чем выпустить обратно, надо будет оформлять кучу документов и выписываться. А чтобы оформить новую доверенность здесь, надо её подписывать в узбекском консульстве. Получается заколдованный круг. В Россию мне приехать гораздо проще и дешевле по туристической визе, если, конечно, не будет международных осложнений.
Прочитала твоё последнее письмо, понравилось, особенно последняя фраза. Сижу, улыбаюсь и думаю: «Ну, зачем всё это в наши годы, когда всё так непросто?»

И45 14.09.08.
А у нас четвёртый день идёт дождь, и не просто идёт, а льёт, как из ведра. Дошёл и к нам циклон из Южной Америки, натворив по пути немало бед. У нас за балконами большая лужайка, теперь там здоровущее озеро. Можно с балкона прямо в лодку. А из другого озерца вода через край переливается. Постоянно ездят аварийные машины, чистят сливные колодцы. А ты говоришь, “где я, там катаклизмы”, у нас  своих хватает.
Люблю, когда идёт дождь или снег, люблю гулять по такой погоде. Лёшка называет такую погоду – тёщиной. Два дня с утра почти по два часа “моталась” под дождём. Идут машины, наверное, люди думают: “Что за ненормальная!” Была в куртке, непромокаемых кроссовках, с зонтом и всё равно вымокла до нитки, хорошо хоть не холодно. Зато такое удовольствие! В такую погоду далеко не поедешь, только что сходить в гости, а тут ещё Николай прислал SOS, ему прихватило спину, пришлось оказывать медицинскую и хозяйственную помощь.
Скоро сдаю на права, а потом и вождение. Надеюсь, скоро буду сама ездить по своим делам. Правда, не на лимузине, а на Хонде минивен. Это наша семейная машина, семиместная. Лёшка отдаёт её мне, а себе будет что-то подыскивать. Ей около пяти лет, но в нормальном состоянии. Я женщина  не хрупкого телосложения (не в молодости), так что: большому кораблю – большое плавание. Ну, пока.

17.09. 08. Ирине. Ира, здравствуй.
Середина недели, и знаю, что моё письмо ты прочитаешь потом, в конце временного периода, который мы себе определили.
Проглотил твои послания, не зная, которое первое, а которое последующее. Рассортировал по-своему.
У меня новости такие. Сегодня (17.09.08) приехал из творческой командировки. Лучше бы и не возвращался. Позвонил вчера и услышал очередной скандал  по телефону. Как меня нет, так начинают выяснять отношения с Лизой, а она послать гадёнышей на хрен не умеет.
Ездил на всероссийский фестиваль иронической поэзии.  Участники: Питер, Москва, Белгород, Минск, Н.Новгород и др. Получил диплом и кучу всяких подарков.  Книгу со своими стихами тебе вышлю. Фотография очень не моя, страшный я там, хотя… Мне это общение  необходимо, но станок, печатающий деньги, два дня простоял. А люди, с которыми познакомился, не ординарны и интересны. До четырёх ночи вчера пели песни, я так люблю этот процесс (пения), что сегодня поутру сам себя не узнал. Да и другие тоже. Рассказал нашу с тобой историю пишущим людям. Предлагали продать и сюжет, и его наполнение. А я не поддался. Чужие руки.  Не продажные мы с тобой.
     У меня один из любимых поэтов современных – Владимир Шемшученко (ну, например:

Я тебя всё сильнее люблю
И стихами от ярости плачу,
Не могу, не умею иначе
Я ревную тебя к февралю.
Дорогая, не смейся, не надо,
Посмотри за окно, посмотри.
Словно яблоки зимнего сада
На снегу заревом снегири.
Не клюют, не поют, не летают,
Видишь, пёрышки словно в крови…
Мне тебя в час любой не хватает.
Позови меня жить, позови.)
   
     По случайному совпадению руководитель Питерской писательской организации оказался со мной в одном номере на турбазе, куда нас привезли вчера вечером. А Шемшученко – это питерский товарищ. Я, во втором часу ночи, прочитал наизусть стихи Владимира, а мой сосед взял и позвонил ему по “сотовому”. Теперь жду в подарок книгу Шемшученко. Стихи его для меня поразительны. Например:
     …
Мне говорят: «Смирись, поэт»,
Точнее: «Эк тебя заносит…»
Я огрызаюсь им в ответ:
Мол, до меня им дела нет…
А за окном такая осень!
А за окном такая жизнь,
Что впору изойти стихами!
А по-иному жизнь сложись,
Тогда хоть под трамвай ложись,
Себя узнав в грядущем Хаме.

18.09.08.
По поводу иронической поэзии. Ещё Гегель в своих трудах об Эстетике исследовал и трагическую иронию Сократа, и иронию «Дон Кихота», и вообще – философию этого поэтического направления. Мне же это общение с людьми пишущими (пусть и не прозаиками) – в радость. Странно другое: Лизу вспоминал, пока гастролировал, и тебя… Многожёнец хренов.
Письма твои копятся. Уже 45. В файл не лезут, надо купить папку объёмистей.
Ира, родной мой человек, когда получишь книгу, где на стр. 95 моя фотография – не суди строго. Я много моложе в жизни и каплю жизнерадостней. Торгуюсь, потому что у нас теперь рыночные отношения. Как и у вас. Среди всех авторов сборника – я очутился единственным прозаиком. И как я туда попал?!

20.09.08. После гала-концерта схлестнулись по смыслу стихотворения с одним местным поэтом, Колей Семёновым. Он сборщик, как и я в молодости, но ещё и поэт. Теперь, после поездки: P.S. (моё):

И сцепились на ветру
городские “классики”.
Видно, тут не быть добру,
Раз несут напраслину.

Классиков помог разнять
Бдительный прохожий:
«Интеллигенты, что с них взять,
Видно же по рожам».

Поездку надо описывать отдельно. Давно я так творчески не отдыхал и не отрывался. Лиза мне говорит: «Не на мне тебе надо было жениться». А я не согласен. На ком? На фантоме из города Ташкента?

Гадёныши творят свою жизнь.  Кажется, если я не соглашусь на размен, то они меня “закажут”. За 4млн.500тыс.руб. – это вполне возможно.
“Вот так и живём, и ждём тишины…”

Пока, Ирина. Пиши. Звони. Разговаривай. Какая фраза-то моя тебе понравилась, я не понял.    (А… понял… Не вру).

23.09.08.
Посмотрел свою почту, а ты не пишешь… Грустно.  Да и я не строчу. Дискета покоится в кармане, всё надеюсь добавить что-то существенное.
Честно говоря, ждал твоих писем, хотя бы звонка. Что там с тобой? Замуж вышла?????!!!!!
Ну и ладушки.

По поводу моих попыток продвинуть роман.  Тут в  «Л.Г.» («Литературной газете» опубликовали анонс премии литературной (извини за тавтологию), называется она  «Русская Премия 2008 года». Читаю Условия. Пункт 1.3. “… будет присуждена авторам литературных произведений на русском языке (всё про меня), проживающим в любой стране мира за пределами России (подчёркнуто мною). В конкурсе может участвовать представитель любой национальности (?!!) ” А если у меня корни индусские, живу в России, пишу на русском языке, то что?... Если учесть, что в учредителях – ельциноиды, то понятно – не для нас. Я не злой. Но назовите же эту премию по другому: «НЕрусская премия».



И46 28.09.08.
Здравствуй, Юра! Написала “здравствуй” (обычно пишу “привет”) и вспомнила свою бабушку. Я, когда училась в классе 5-6,писала для неё письма родственникам, у неё было плохое зрение (может, ты помнишь, как-то были у неё в гостях). Она сидела и диктовала мне: «Здравствуйте, дорогие родные. Во первых строках письма сообщаю, что все живы, а здоровы не все», - потом начинала перечислять все свои болячки, меня это ужасно раздражало.
У нас, слава Богу, все живы и здоровы, чего и вам желаем. Жизнь идёт, дети учатся, мы работаем.
На дворе тепло, паутина летает, для бабьего лета, вроде, рановато, его, кстати, здесь называют ”Индиан саммер”. Деревья такие красивые, листья от бледно-жёлтого до багряно-бордового цвета, но уже начинают осыпаться. А на следующей неделе обещают дожди. А твои письма тоже разноцветные, хотя и чёрно-белые.
Сегодня звонила Андрею, поздравляла с днём рождения. Он такой юморист и балагур. Повспоминали нашу молодость, общих знакомых, иногда общаюсь с его сыном Арсением. А твоего письма так и не дождалась. Наверное, написал, а не отправил. Ну да ладно. Пока. Ирина.


Рецензии