Флешка и марафон. Роман. гл. 2...

Глава вторая.                                                   

Я вышел на лоджию и постарался представить их первый за много лет, телефонный разговор.

У него высветился номер на сотовом, но странный. Перенаселён цифрами. В памяти “мобильника”  этого абонента не существовало. Автобус напоминал часть шумного воскресного рынка-толкучки, только на колёсах. Хотя и был вечер середины недели. Уже человек десять в разных концах салона разговаривали по своим телефонам. Он нажал кнопку “сброс”, не разбираться же – кто звонит. Вот и  напротив  него  сидела молодая девчонка в синих трейсах, упакованных в коричневую замшу высоченных сапог.  Трепалась с кем-то, “блякала” через два слова на третье.
Он  постарался быть вне салонной жизни. За окном солнце скатывалось с чистого весеннего неба, на фоне диска, далеко, стрела крана штрихом застыла на красном циферблате. Не видно тросов, а потому гак-блок чёрным пятном удивительно завис в воздухе.
Но отвлечься от прозы жизни мешали и сзади. Крепкие мужские голоса решали свои проблемы.
-Ты едешь через третьи руки.
-Я открещусь.
-Он тебя ЧМО назвал.
-Он не мог.
-Что съел, то сказал.
-Что вы за люди противные.
-Это бизнес, а не деньги дешёвые. Мне отдашь.
-Я у тебя не занимал.
-Я сказал – мне.
-Это не по-честному.
-Не твои вопросы. Предъява не тебе будет.
Он вышел бы, но ехать оставалось четыре остановки. Опять зашевелился и ожил телефон. Глянул, вообще надпись: “Вызов не определён”. Ткнул с раздражением в зелёную клавишу.
-Да, - молчали. – Говорите.
-Какой сердитый.
-Кто это?
Вздохнули с сожалением: - Не узнал… Ну при-и-вет!
Это растянутое “и” само поставило над собой точки.  Столько лет ждать её голоса, и вот, оказывается, как всё обыденно просто. Испугался, что она опять пропадёт.
-Наконец-то! Это ты. Голос совсем не изменился.
-Разговаривать можешь? Сколько там у вас времени?
-Половина шестого.
-Вечер?
-Да.
-А у нас утро. Пол-восьмого. Как ты там?
-Сейчас из автобуса выскочу, а то разговаривать невозможно… Надо же… Как раз билет счастливый попался – 233 и вторая группа те же цифры. Представляешь! Ты же 23-го марта и нашлась!..

Он вырвется на улицу. Чтобы никто не мешал. Долгим будет их разговор, коротким? Скорее,  все четыре остановки, которые – он и сам не заметит – пройдёт пешком.
Я отдаю должное современной технике. Летом уехал я к родственнику в деревенский дом. Ранним утром, по росе, отправился в лес. Нашёл первый в сезоне гриб, да “беленький”! Прямо из леса позвонил жене в город. Разбудил, конечно. Она спросонок и не поняла, откуда я звоню. Удивилась: «Из леса?» «Ну. Гриб нашёл!» Можно ли было такое представить лет двадцать назад. А сорок?
Чем-то эти люди безусловно становились интересны.

     *            *          *

И3  28.03.08
Что тебе написать о моих профессиональных навыках? В обшем,   ничего интересного, в отличие от тебя. Поступила в пед. инст-т на филологический, год проучилась, вышла замуж, родила дочь. Были проблемы, пришлось брать академический. Год пробыла дома, пришлось идти работать, так как были мат. проблемы, работала в тех. библ-теке, перевелась на биб.ф-т,  на заочное отделение, закончила инст-т. Потом получили квартиру, дочь шла в 1-й класс, пришлось перебираться на работу ближе к дому. Устроилась на тракторный завод в отдел информации и патентоведения и там проработала 30 лет, до самой пенсии, работа нравилась много обшения, часто ездила в командировки. Что смотрю я здесь? Американские фильмы мне не нравятся, за редким исключением, но здесь много российских фильмов в записях  в прокате, люблю читать, здесь в библиотеках много русских книг. Классика, современные авторы. Вечерами стараюсь гулять и обшаться, у меня здесь много знакомых.
В Ярославле живет мама и сестра, а младшая дочь живет в Ташкенте.
Ты получил мое письмо от 28 марта? Привет всем, кто меня помнит. Ты хороший человек…
я помню
А что случилось с Сашей Будуевым? Чем интересна его судьба?

          29.03.08. Ирине Седых (Назаровой), США.
Наконец-то получил от тебя, Айрин, письма (24. 26, 28 марта). У меня лично Интернета нет, поэтому приходится через дочь или Интернет-зал. Отсюда и неоперативность. Это мои заморочки, но они временные.
Ты адрес сообщила (+ информация по телефону), только я не понял, а где там г. Ч… фигурирует? Ты уж извини мою безграмотность и излишнее любопытство. Или в ваших адресах так принято?
Прочитал твои слова “… и карьеру сделал…” Это не про меня. По работе никакой карьеры нет, с тех пор, как ушёл с поста директора весьма интересного завода. Добровольно-принудительно. С учредителями (мягко говоря, не русскими ребятами) в стратегии не сошлись. Не захотелось за счёт рабочих, да ещё не совсем честными методами отяжелять свои и  чужие карманы.  Эта история отдельная со всеми российскими “фишками”: “стрелками”, рухнувшими банками, предательством близких людей и прочее…
Ушёл в одиночное плавание. Отдельно от государства. Да что-то не очень сложилось. Но зачем тебе мои проблемы? Хотя я не о чём не жалею: честно (без блата, как раньше говорили) прошёл от рабочих до директора. У меня и сейчас своё небольшое предприятие, но с приходом в область московской команды, работать стало сложнее, многие мои заказы вытеснены.
По поводу “карьеры” литературной… В настоящей России вопрос этот ещё сложнее. Если раньше при советской власти я приходил в издательство и меня печатали (хотя там были свои препоны), сейчас дело другое. Если ты даже имеешь неплохие отзывы, ещё не факт, что тебя издадут с нужной тебе отдачей за пятилетний труд. А раньше гонорары были очень неплохие. Надо ехать в Москву, но пока не собрался. Предположим, что это моё мнение. Многое в литературном мире (по части пиара) я упустил, беззаветно отдав заводу, см. выше, 6 лет. Дома-то не бывал, не то, чтобы писать. Немного обо мне забывать стали в литературных кругах.  Потом прорвало. Книгу написал, издали. Вышлю, почитаешь. Надо бы, конечно, какой-нибудь детективишко состряпать, тем более материал есть, но мне такая проза “за падло” (извини за сленг). Мои стихи и проза другие, может, поэтому я тебе исподволь и задаю всякие странные вопросы или сам пишу лишнее. Хочется более реально представить твою жизнь, человека русского-узбекского в американских реалиях. Из первых уст. Но это не значит, что твои откровения обязательны. Пусть наша переписка от души идёт, а не от ума. Logos, но не  ratio.  В моём окне на “однокашниках” появились какие-то незнакомые мне женщины, я их не знаю. Или я чего-то не понимаю по своей недостаточной компьютерной грамотности? Ну, вот пока и всё.                    Ю.
         
         

     И4.  01.04.08
Мой старший зять, он учился в Ташкенте, уже здесь нашел много своих одноклассников,
они часто общаются, а в прошлом году встречались в Москве в ресторане "Ташкент", приехали из Израиля, США, Германии, с городов России, осталось столько впечатлений до сих пор хватает. Встретились друзья, первая любовь, просто одноклассники. Им по 40 лет, а вот бы встретились мы? Дедки с бабками, но я думаю, все равно было бы интересно, но, конечно, уже несбыточно.

         От Юрия. (Назаровой).
01.04.08. (и это всё правда, хотя сегодня в России день Дурака).
Послал тебе  сборник стихов, где есть и мои. Стихи публикую локально, бывает. Интересно, а когда придёт до адресата книга? В чеке написано: “наземный транспорт”. Как можно добраться им до США?! 
 Ты спрашивала про Сашу Будуева. Он отсидел два срока – 10 + поселение и потом ещё 5, кажется. Сама понимаешь, что это здоровья не прибавило. После всего я встречался с ним, а вскоре он умер. Не во время родился, ему бы, с его бизнес-жилой – позднее,  абрамовичем бы стал.
У Володи Лазаренко было два инфаркта. О его смерти я узнал поздно и случайно. Никто не сообщил.
Размещать текстовую переписку на “платформе” «Однокашники» не стоит. Бог его знает, кто имеет к этому доступ. Поэтому лучше общаться через E-mail.

Своими длинными посланиями больше надоедать не буду. Наверное, я повис в той жизни, давней. Извини.                                 Ю.
 
          И5.  01.04.08
Проведу экскурсию по Чикаго. Мы живем в Палатайне, это пригород Ч.. Вокруг Ч. много маленьких городков, их называют саборбы, это экологически чистый пояс вокруг города, здесь нет пром. предприятий и даже обш. транспорта, здесь у всех свои машины. Центр города  (даун таун) это красивое место с небоскребами, но очень шумное и загазованное, едешь чуть дальше, начинается пром.зона со всеми последствиями, здесь живут в основном черные, наркоманы, алкоголики и тунеядцы, здесь опасный, криминальный р-он. Едешь дальше начинаются саборбы. Они расположены тесно друг другу и часто разделяются улицей. Саборбы входят в состав Ч. и в обшее кол-во населения 10 млн. человек. Ну а в почт.адресах принято писать вот так. В саборбах нет высотных домов, самые высокие 5-6 этажей. Мы живем в 5-эт.доме на 1-ом этаже, 5-ти комн.квартира, с 2-мя ваннами-туалетами, 2-мя балконами, большим залом и прихожей, они купили эту квартиру 5 лет назад, со стороны балконов недалеко лес, много всякой живности, заходят даже лоси.У них 2 машины, дочь работает в 15-ти мин.езды от дома, зять чуть дальше. До центра и Мичигана 20-30 мин. езды в зависимости от трафика. У меня еше много впечатлений от Америки, постепенно поделюсь, если что-то интересует,  с удовольствием отвечу. Стихи понравились, не перестаю тобой удивляться. День рождения у меня 19 мая, скоро еше на один год постарею. Да, все хочу спросить, чем занимается твоя жена, кто она по профессии? Кстати, на 1-ом канале сейчас показывают фильм Вл. Познера "Одноэтажная Америка", там есть серия о Ч.

           01-04.08
Получил твои письма. Жена моя пенсионерка, а за спиной ГГУ, факультет химии. Никогда не думал, что у меня жена будет химик.
Айрин, мне очень хочется понять обстановку твоей бывшей жизни в Узбекистане. Последние годы. Тем более, твои воспоминания никого не обидят. Если можешь, пиши, пусть вспышками, отдельными эпизодами, ну не просто же ты оттуда уехала. Что-то подвигло. И спешить не надо с воспоминаниями, прожили же сорок лет. Юле, филологу, дай прочитать мою книгу.  Мы старые, а они ещё могут чувствовать.
Просыпаюсь  каждое утро, и тебя вспоминаю. Сорок лет искать… Читаю твоё письмо и пытаюсь представить, как ты живёшь, не зная, что такое “трафик”. Уже 3.04.08., а я ещё и письмо позавчерашнее не отправил.  По поводу моих просьб о воспоминаниях про Узбекистан. Это может быть, а может и не состояться. Пойми меня правильно. Здесь мне интересно элементарно в писательском плане. Впечатления людей (твои, дочери, хорошо бы и зятя), переживших симфонию отъезда. Или, наоборот, элементарный выезд из страны, переставшей быть родиной. Это тоже интересно. Пусть твои заметки будут не связаны сюжетно, фрагментарны, но легшие на душу. Запомнившиеся. Не настаиваю, потому что нового рассказа может и не получиться. У меня много задумок, но если я понимаю, что новое моё детище (рассказ, повесть) слабее предыдущих, то я откладываю замысел в сторону. Как бы мне ни хотелось. Если вдруг меня озарит на что-то про нас, ты будешь первым цензором, редактором.
У нас сегодня солнечно, тепло. Как говорили подруги моей бабушки, повылазив    весной на завалинки: «Ну, вот и весна, теперь и помирать можно. Обмякла земля-то».
Интересно, есть ли в Ч. русскоязычные журналы, газеты? Если вдруг я тебя уговорю на воспоминания, то датируй, хотя бы год, что бы мне было легче привязать их к конкретной действительности общих в мире событий.  Если мне взгрустнётся и я буду присылать тебе стихи, не удивляйся и не ищи в этом подоплеки. Просто интересно, как иногда мои тексты читают в другом конце мира. 
                
О Библии.
         
Хотя бы просто прочитать,
и не понять, и ужаснуться,
в немом восторге прикоснуться
к забытой  буковице “ять”.
Друзьям пришедшим улыбнуться,
душой усталой встрепенуться,
и постараться мир объять.
Душой, затронутой пороком,
не той, ушедшей навсегда,
как исчезали города
и государства ненароком,
нам, не оставивши следа.
Извечны радость и беда
и не подвластны божьим срокам.
Я Библию прочёл, и что?
Всё так же стволы лип черны,
берёзы белы, страшны сны.
И смотрит непонятно кто:
«Я ваш ли, божии сыны,
Напрасно тщиться Мне за ны,
А если тщиться, то за что?
Я тщусь за святых и за грешных,
за помыслы, понятные не всем,
за то, что вы поверили не тем:
из ваших бывших, ваших прежних,
искавших, так и не нашедших,
отстаивающих правильность систем».
А лебеди слетали между тем
с замёрзших вод,
прозрачных вод,
прибрежных…                                                     Ю. 
         
          И6.  04.04.08.
Привет! каждый день заглядываю в почту, жду новых писем. А у нас опять идет снег, так надоела эта зима. Уже 4 месяца холод, снег и были морозы до 30 градусов. В этом году очень холодная и длинная зима. Ну,  как ты там?  Мне не хотелось бы, что бы у тебя были проблемы в семье. Получила последнее письмо, пыталась зайти на адрес журнала, но не получается, открывается страница Карельского края, попрошу зятя, может у него получится. Зять у меня компьютершик, работает в крупной телефонной компании, а вот дочь филолог, правда здесь ее знания не пригодились, она сейчас работает в дентал офисе (стоматология) и как ни странно ей это нравится. Старшей внучке 15, средней 8, а младшему Максу, моему любимцу 3,5 года. А ташкентский внук в этом году идет  в школу.Макса должны отдать в дет.сад, а я буду искать работу, надоело сидеть дома. Возможно,  скоро у меня будет своя квартира, так что лишние деньги не помешают, да и младшей дочери приходится все время помогать, жизнь в Ташкенте тяжелая. Да и здесь, чтобы нормально жить,  надо много работать, американцы трудоголики, а  карьера у них главное. Много своих проблем, но жить здесь намного легче. Пиши, я рада твоим письмам.
 

08.04.08. из Н-ска, от Юрия.
Вчера услышал твой голос во второй раз. Будто с соседней (за спиной) парты. Но когда ты пишешь письма – ощущение Интернета бездушного. Хоть бы раз моё имя упомянула. В тексте. Невзначай. Сохраню письма, а внучки не поймут, кому они адресованы. Кстати. Вот стану классиком, наша переписка может очутиться литературным наследием. Если бы.
         
     Стишок сегодня сочинил, посылаю.

          Сорок лет, как мы не виделись.
Даже знать не знали – живы ли?
А недавно мне привиделось:
Берег, озеро под ивами.

          Где с тобою не сидели мы,
Не сказали слов затаянных.
Подменили ивы елями
С настороженными тайнами.

С разговорами колючими,
Юной недоговорённостью…
Ель тяжёлая, дремучая
С тёмной неопределённостью.

С обязательной разлукою
И не сложенными рифмами,
На лицо надетой скукою
И сухими логарифмами.

Эта “школа математики”,
И загадочное “дважды два”.
Изучали мы грамматику
На вторую очередь.. едва, едва…

Мы, озябнув, убегали прочь
С непридуманными муками…
…………………………………
У меня, у первого, родилась дочь,
А тебя жизнь одарила внуками…

Получишь книгу, сообщи. Интересно, как работают почтари. Им спешить некуда.
За чрезмерную искренность в письмах,  извини. Всё в них, кроме мрачности.    Ю.


Рецензии