Регина

Это прозвучало подобно грому среди ясного неба: у Георгия неожиданно обнаружили туберкулез. Хотя врачи твердили про закрытую форму, но одно название внезапной напасти привело Регину в смятение. Правда, волновалась она не за мужа: Регину охватила боязнь, даже жгучий страх заразиться самой или, что вообще невообразимо, если этой гадостью заболеет сын… Вова и так растет хилым, часто хворающим ребенком, а ежели опасная болезнь еще передастся ему…
«Что делать, как спастись самой и уберечь сына?..» Эта мысль не покидала Регину всю дорогу, пока она возвращалась из больницы, куда поместили мужа, и сверлила ей мозг в течение всей ночи, не давая ни минуты покоя.
Утром, решительно вскочив, она уже знала, что необходимо предпринять. Это единственно правильный и без сомнения рациональный выход: бежать, спасая сына и себя от заразы! Судьба мужа Регину уже не интересовала, уйдя на задний план. Теперь главное одно: куда податься и как осуществить задуманное?
…Окончив университет и родив сына, она была положенный срок в декрете. Потом, оформив ребенка в ясли и договорившись в солидной организации о предстоящей работе, скоро уже должна была приступить к ней, как вдруг… Сын вернулся из яслей с высочайшей температурой и поносом и Регина загремела с малышом в больницу. У Вовика оказалось сильное отравление. Работа была упущена, а под напором мужа было решено: пока мальчишка не окрепнет, ясли – по боку, а она с ним посидит дома.
- Что, я вас не прокормлю?!– вопрошал Георгий. - А рисковать здоровьем сына, даже в угоду престижной работе, не позволю!
«Впервые заговорил, как подобает мужику!» - подумала тогда Регина и стала домохозяйкой, хотя это ей и претило.
Вообще, еще в студенческие годы, когда она только познакомилась с будущим мужем, студентом соседнего физмата, одним из способнейших и интересных парней, Регина думала, что он для нее недосягаем. Уж слишком был хорош, да к тому же, по слухам, пользовался взаимностью девчонки с литфака. Однако, приложив немало усилий, к тому же воспользовавшись его размолвкой с возлюбленной, Регина сумела овладеть сердцем Георгия настолько, что тот не устоял и вскоре они поженились, удивив этим чуть ли не весь университет.
Регина обладала несомненными качествами лидера, в какой бы ипостаси не находилась. С первых дней учебы она сразу была назначена старостой группы, затем, все последующие годы работала в студенческом профкоме университета. Кандидат в мастера спорта по плаванию, член команды КВН, она всегда была в гуще студенческой жизни. И хотя внешне Регина ничем не выделялась среди сверстниц, но умения авторитетно отстаивать свою правоту и вести за собой других, этого у нее было не занимать. Как видно, эти качества и оценил в ней Георгий, который казался ей в период ухаживания очень волевым, мужественным и самостоятельным.
На поверку же он оказался на редкость мягким, добрым и покладистым, ни в чем жене не перечащим, а главное, как выяснила Регина, переставшим иметь свое мнение, всецело положившись на ее.
«Не мужик, а тряпка!» - сделала вывод Регина, прожив с мужем три года. Ведь ни разу за все это время он не повысил на нее голоса, ни разу не стукнул кулаком по столу, настаивая на своем, а всегда говорил, уступая: «Делай, как знаешь».
Это Регине претило, совсем не такого она ждала от него. Ей требовались напор и борьба, в которой она бы одерживала победы, чувствовала бы свою силу. А тут, рохля и размазня ей сразу во всем уступает, разве это по-мужски?
…И вот теперь, когда супруг заболел, Регина была готова покинуть его без всякой жалости, спасая себя и сына, считая, что поступает правильно, не раскисая, как могла бы, если бы у нее был другой характер, мямли. А она – волевая: рвать, так рвать, если настала необходимость, без оглядки, не считаясь с разными условностями!
И Регина тут же, вместо больницы, оставив ребенка на соседку, пошла в Министерство просвещения и попросила работу в одной из школ Московской области, где бы ей могли предоставить жилье. Здесь, в Москве, она оставляла комнату, доставшуюся мужу от его бабушки и считала, что поступает благородно, на нее не претендуя.
На период оформления на работу, Регина отвезла сына к родителям в деревню.
Мужу сделали операцию, наложили искусственный пневмоторакс. Врачи давали хорошие прогнозы, но все это Регины уже не касалось. Она устраивала свою жизнь, ее новый этап, который замаячил впереди.
Супруг, который воспринял ее уход, как предательство, сказал Регине:
- Раз решила, удерживать не стану. Если останусь жив, сыну буду помогать. Но, если честно, такого от тебя не ожидал! Скатертью дорога!
Регина стала жить и работать в школе в одном из военных городков Подмосковья.
…Прошло два года с того памятного дня, как она стала классным руководителем седьмого класса. Еще несколько лет, и она расстанется со своими питомцами, которые разлетятся в разные стороны. А пока, Регина все свое свободное время отдавала им, организовав кружок юных биологов и создав великолепную, снискавшую всеобщее восхищение, самодеятельность. Ее ученики выступали не только в стенах школы, но и в местном клубе, а несколько номеров были даже премированы на областном смотре.
Дирекция школы не могла нарадоваться на такую труженицу, как Регина, ее прочили в завучи на замену теперешней, готовящейся уйти на заслуженный отдых.
В  ее девятом классе училась дочь командира дивизии. Юля обожала свою классную, а Регине тоже очень нравилась способная ученица, скромное поведение которой (дочери генерала!), говорило о хорошем воспитании. На родительские собрания приходила ее мать, такая же, ничем не выделявшаяся, скромная женщина.
Регина посетила их семью, как и дома других учеников своего класса, и была приятно удивлена радушным приемом и угощением чаем с пирогами собственного приготовления. По всему было видно, что здесь живет хорошая дружная семья. Хотя главы дома в это время не было, но о нем Регина слышала много хорошего - городок небольшой и все обо всех все знают…
Но вскоре девочка стала получать плохие отметки, да и выглядеть иначе: все время ходила хмурая, чем-то озабоченная, создавалось впечатление, что на уроках мысли ее далеки от происходящего в классе. Регина пыталась узнать, что случилось, но Юля отмалчивалась, лишь обещая исправить отметки.
Наконец, Регина, видя, что изменений в лучшую сторону нет, написала в дневнике, что просит родителей обратить внимание на плохие отметки дочери. Результата не последовало, а увидав, что подпись явно подделана, Регина решила сама зайти и поговорить с матерью девочки.
На пороге учительницу встретила Юля и слезно просила не заходить, сказав, что мать очень больна  и это сообщение ее добьет.
- Я вам завтра все объясню в школе! – молила девочка и классная уступила.
На следующий день Юля, со слезами на глазах, поведала Регине, что мать проходит химиотерапию, ей нельзя волноваться. Поэтому-то она, Юля, переживая за мать, и запустила учебу.
- Регина Николаевна, миленькая, поймите, мне страшно, как подумаю, что с мамой что-то случится… Мне в голову из-за этих мыслей ничего не лезет…
По мере сил Регина успокоила девочку, а в школе поговорила с другими учителями, чтобы те снисходительнее обходились с ученицей.
…На родительское собрание по поводу окончания полугодия пришел Юлин отец. Он произвел на Регину огромное впечатление. Его мужественное лицо, широкоплечая, статная фигура в генеральском кителе возымели на нее такое сильное действие, что в течение всего собрания Регина говорила, не отрывая от Юлиного отца глаз. Остальные родители, сидевшие за партами, словно растворились, заслоненные его обликом…
Регина вела собрание, озабоченная одним: произвести на генерала впечатление, и все, что она говорила, было как будто адресовано и предназначалось лишь ему одному.
Когда собрание окончилось, Регина попросила генерала задержаться.
- Мне надо с вами поговорить об Юленьке… - сказала она, стараясь поскорее избавиться от остальных родителей, как назло, как ей казалось, пристававших с различными, малозначащими вопросами.
С Кириллом Яковлевичем они долго беседовали не только о Юле и его больной жене, но и о ней самой, Регине. Этим интересовался он, провожая классную руководительницу своей дочери.
С  того дня они стали встречаться. Генерал подъезжал на машине в условленное место и они укатывали подальше от любопытных глаз. Но весть об их  романе стала достоянием многих и разнеслась по всему городку. Даже директриса школы, как-то сказала Регине:
- Вы бы, Регина Николаевна, поаккуратнее, что ли, вели себя. У комдива жена смертельно больна, не по-человечески получается… Пощадите ее и дочь…
- Вы что? – сделала недоуменное лицо Регина. – На что вы намекаете? У нас чисто дружеские отношения! Кирилл Яковлевич очень переживает болезнь жены и отчаяние дочери, а я стараюсь им помочь. И пожалуйста, перестаньте слушать сплетни от всяких бездельниц. Им делать нечего, вот и сочиняют всякие небылицы!
В один «прекрасный» день Юля бросила в лицо Регине:
- Вы – хитрая и нехорошая! Я вас ненавижу!
- Юленька, за что?
- Сами знаете!
Девятый класс Юля, бывшая отличница, несмотря на все старания Регины, окончила с двумя тройками. А летом скончалась ее мать…
…Бывший муж, по-видимому, окончательно, к удивлению Регины, выздоровевший, ежемесячно присылал сыну значительную сумму. Регина привыкла к такому щедрому дополнению к ее заработку, но однажды деньги не пришли. Она заволновалась: не случилось ли что с Георгием и уже собиралась ему позвонить, как вдруг ей был преподнесен сюрприз: прибыли алименты, чуть ли не вполовину меньше присылавшегося ранее.
«Чем это вызвано? – ломала голову Регина. – Чего это пожадничал?» И она решительно набрала номер - во всем ей требовалась ясность.
- Получила твои алименты, Гера. Что бы это значило?
- А то, что у меня теперь кроме сына есть еще дочь! И справедливость требует никого их них не обижать.
- Поздравляю! Ясно. Теперь сыну, чтобы никто не был в обиде, урезано довольствие… Ну, что ж, и на том спасибо! – и она с досадой бросила трубку.
Регину еще бесило то, что по слухам, Георгий женился на своей бывшей любви, той самой, у которой Регине удалось его отбить…
«Да ну их к черту! - решила она в сердцах. – У меня сейчас другая задача: постараться, чтобы эти жалкие алиментишки стали совсем не нужны и бросить их никчемному Герке в лицо, когда стану генеральшей».
И Регина ею стала, ровно через сорок дней после того, как Кирилл похоронил жену.
Юля, узнав, что отец решил жениться, тут же забрала из школы документы и собралась к бабушке в Тверь. Отец уговаривал ее остаться, на что дочь выкрикнула ему в лицо:
- Вы оба, ты и эта… выдра Регинка, ждали и ускорили мамину смерть! Я тебя знать не желаю! Считай, что у тебя дочери нет! 
Кирилл рассказал об этом Регине:
- Девочка очень переживает. Быть может, мы с тобой поторопились?.. Наверно стоило повременить, ведь все равно были вместе…
- Ты что, Кирюша? А общественное мнение? Мы же среди людей живем. Одно – скрываться от всех и чувствовать за спиной осуждающие взгляды и слышать перешептывания, а ведь я - педагог и мне следует быть кристально чистой, а совсем другое – полюбив и заключив брак, жить, смело глядя всем в глаза. Ведь мы оба – совершенно свободные, никому ничем не обязанные люди. И кто посмеет нас после этого осуждать? Только недоброжелатели! А дочь просто еще подросток и многого не понимает. Ведь мы оба невиновны в том, что ее мать была обречена болезнью …
Юля уехала, а вскоре Регина преподнесла своему генералу весть: у них будет ребенок! Кирилл обрадовался и сказал, что всегда мечтал о сыне.
- А если родится дочь, - спросила Регина, - это тебя сильно огорчит?
- Почему же, всякое дитя – в радость! – ответил муж.
Беременность протекала нормально, почти без токсикоза и со дня на день Регина уже ожидала появления на свет божий дочери (как показало УЗИ). «Интересно, какова она будет?» - задумывалась Регина, прикладывая руку к высокому животу и все прислушиваясь к толчкам изнутри, которыми малютка напоминала о себе.
…В этот день Регина обратила внимание, что живот заметно опустился. «Наверно не сегодня-завтра наступят роды» - подумала она, а пока решила отправиться на базар: муж все твердит, что «…год выдался грибной, а ты, мать, все никак не побалуешь нас моими любимыми грибками с картошечкой!..»
Сын был в школе, он уже ходил во второй класс. «Хорошо, что после уроков остается в продленке, а то, пока буду в больнице, кто бы с ним делал уроки...» - подумала Регина, довольная этим обстоятельством.
Вернувшись с грибами, она постаралась быстро их приготовить, так как помнила, что где-то к часам двум подъедет муж. Кирилл теперь, зная, что со дня на день жена должна разрешиться от бремени, урывал час-другой среди дня, чтобы заскочить домой и проведать, как она. А заодно и поесть домашнего, ею вкусно приготовленного (Регина изо всех сил старалась лицом не упасть в грязь, ведь прежняя жена Кирилла, по рассказам, была отменной хозяйкой)…
Пожарив картошку с грибами и сметаной, обрадованная тем, что справилась до приезда супруга, Регина только выключила конфорку, как почувствовала резкую боль в пояснице и мокроту: начали отходить воды.
Она вызвала скорую помощь, надеясь, что, быть может, муж приедет даже раньше врачей. Но он задерживался и Регину отвезли в больницу, где она вскоре благополучно родила дочь, о чем тут же решила сообщить Кириллу.
Телефон супруга не отвечал. «Как видно, занят…» - решила Регина, засыпая, уставшая от перенапряжения во время родов.
Она проснулась, когда за окном было уже темно. Принесли дочь – маленький розоватый комочек, вселяющий счастье в сердце матери.
Муж все не звонил и не приходил. Это было очень странно, не похоже на Кирилла. «Быть может, объявили какие-то учения и ему не до нас? - подумала она. – Но, как там Вовочка?»
Домашний телефон тоже не отвечал. Накормив новорожденную, Регина, на всякий случай, спросила у сестры:
- А ко мне, пока спала, никто не приходил?
- Нет! – ответила та.
С Региной в палате было еще несколько женщин, мужья которых служили тут же, в их родной дивизии. Они приходили к женам, приносили передачи. Значит, никаких особых учений нет… Телефон мужа по-прежнему не отвечал…
Сын оказался у своего друга - Регина, наконец, догадалась к ним позвонить. Но дяди Кирилла, как оказалось, Вова не видел, так как домой после школы не пошел: встретил маму Юры, которая и увела мальчика к себе, сказав, что видела, как Регину увезли в роддом.
На следующий день, куда и к кому бы Регина ни звонила, везде получала уклончивые ответы, что не знают или не видели, куда уехал генерал. И лишь на третьи сутки к ней пришли сослуживцы мужа, которые, стараясь как-то смягчить удар, сообщили, что генерал отравился грибами и его увезли в Москву, в Институт токсикологии. Пытаются спасти, но положение тяжелое… Они это говорили, стараясь не смотреть Регине в глаза, и она поняла: Кирилла нет.
Ее охватил ужас: неужели она сама, собственными руками приготовив эти проклятые грибы, убила мужа? Это было невероятно, чудовищно и страшно… Неужели это расплата за все ее прегрешения? – пронзила ужасная мысль. Но Кирилл-то при чем? Почему он понес эту кару? За какие преступления его дочь, только народившаяся, так и не узнает отца?
Окинув невидящим взглядом троих офицеров, принесших страшную весть и все еще находящихся рядом, Регина закричала:
- Нет, этого не может быть! Это все неправда! Уходите! Уходите! – и разрыдалась.
Врачи старались ее успокоить, призывали взять себя в руки, а то может пропасть молоко.
- Какое молоко? О чем вы, когда я потеряла все! Своими руками я его убила!
Медики, еле приведя Регину в себя, были обеспокоены ее психическим состоянием.
Однако вскоре Регина нашла в себе силы и успокоила свои нервы. Вернувшись домой, она принялась готовиться к переезду. Невозможно было оставаться в военном городке, где все напоминало о потерянном муже, слышать постоянно соболезнования, встречаться с коллегами, которые поделились на две группы: одни сочувствовали, другие злорадствовали…
Взяв детей, благо были каникулы, Регина съездила к родным в село, где пока оставила сына. Сама же, будучи в декрете, занялась хлопотами по оформлению пенсии на Киру (в честь умершего мужа она так нарекла дочь) и получения квартиры в другом городе Подмосковья.
Не успела Регина обустроиться на новом месте, как в один из весенних дней неожиданно нагрянули гости: дочь покойного мужа и ее бабушка, потребовавшие наследство Юли: квартиру, машину отца и все драгоценности, оставшиеся от матери.
На это Регина ответила:
- Ничего вам не дам! У него осталась такая же, как и ты, Юля, законная дочь. Пусть суд разберется! И пожалуйста, забудьте сюда дорогу и не трепите мне нервы!
…А нервы у нее действительно были на пределе. Регину стала преследовать мысль, что это все случилось из-за того, что она бросила больного первого мужа на произвол судьбы. И за это второго отправила своими руками на тот свет…
«С этим надо кончать!» - решила Регина. Оставив Кирочку на попечение сына, она покрыла голову косынкой и отправилась в церковь. Купив две свечи, одну Регина поставила за упокой, а другую – во здравие. Проделав это, она мысленно произнесла: «Если сможете, простите…» Затем решительно направилась к выходу – впереди ее ожидала новая жизнь и борьба, к которой Регина была готова.



 


Рецензии