Рассказ Необычное задание

                              
                            НЕОБЫЧНОЕ     ЗАДАНИЕ


   Влажная погода , перемежающаяся мелкой  измороcью держалась уже около месяца , хотя совсем недавно стояла великолепная солнечная и сухая пора. В сентябре наступило, неожиданно классическое бабье лето со всеми вытекающими последствиями: чувствами и переживаниями. Они украшали жизнь, которая явно давала некоторые  незначительные сбои , в виде непонимания окружающих, , внутренней неудовлетворенности.  Однако, тяжелые времена оказались непродолжительными, и я одухотворенная шла на работу. Подтаявшие сугробы из недавнего снега, который заменил моросящий дождь, выглядели неуютно. Ветер раздувал полотнища флагов перед громадой высотного здания нефтяной компании - я  и не подозревала, что мне придется работать в этом концерне два года.
Рядом с метро попадались редкие прохожие, зябко кутающиеся в осенние пальто - подготовки к наступающим холодам явно не наблюдалось. Моросящий дождь застоя сменил ураганный ветер перестройки, а подготовленности большинства граждан  к таким крутым  историческим переменам также не наблюдалось. Несмотря на то, что на дворе стоял ноябрь- почти поздняя осень- все деревья были еще покрыты  листьями, и ветер срывал их с постоянным озорством, смешивая краски. В результате широкие газоны известного в Москве бульвара были прикрыты огромным пестрым ковром с оттенками от светло- желтого до темно –бордового, со вставками от темно-зеленого, изумрудного ,до светлого, ярко-зеленого.
   Переулок, где находился офис крутой фирмы  с громким названием, примыкал к Сретенскому бульвару  и Тургеневской площади. Эта площадь , которая раньше  именовалась  по другому, располагается на одном из семи холмов Москвы –  по – видимому это обуславливало такую ветреную погоду!    
   Я была знакома с архитектором здания, мимо которого пролегал мой маршрут, и знала предисторию строительства, и все, что с ним было связано. Главному архитектору не разрешили выполнить проект в виде высотки в 30 этажей с завершением, включающим  позолоченный шар, кстати очень похожий по размерам на такой же шар из  металла в дворике музеев Ватикана, и дали предписание: значительно сократить его высоту, т.к. это центр Москвы,- высотность регламентируется историческим окружением,- т.е., существующей застройкой. Но на этом злоключения его не кончились, и пришлось сделать около десятка вариантов фасадов, и убрать позолоченный шар, который находился  на верхней отметке центральной части комплекса. Почему его убрали – необъяснимо,  но факт!
 Этот мэтр архитектуры построил много неплохих зданий, включая посольства, учебный комплекс института электроники и, т.д. – об этом он рассказывал, будучи руководителем нашей архитектурной мастерской, когда я только  начинала свою  карьеру. Наше общение в стенах института хорошо запомнилось. Руководитель мастерской показывал мне, начинающему архитектору, свои работы, сделанные на подрамниках, многочисленные фото с натуры построенного посольства в Тунисе, институтского городка в Подмосковье и других интересных объектов.
Такое внимание ко мне меня нимало удивило .Когда проходила мимо высотки, вспомнила этого архитектора по фамилии Новиков – он действительно внес много нового во взгляды, подходы к творчеству архитектора.  Его не было уже тогда в России: сначала уехала, дочь, потом следом за ней и отец. Однако, душой он, судя по всему, остался с нами: печатались  критические статьи, которые он, как панегирики, присылал из зарубежья с завидной периодичностью. В них были трезвые оценки ситуации, рекомендации на будущее. Написано это было  с достаточным мастерством, и оптимистическим взглядом на все происходящее.      
   Переселенцы из Западной Европы – особенно немцы, в начале шестнадцатого века  облюбовали эти территории Москвы. Много купцов, ремесленников хотело поселиться здесь. Княжество Московское было богатейшим, и чтобы попасть на работу,  необходимо подать было прошение в Городскую Думу. Очереди ждали годами, и, иногда, бесполезно, т.к. прошения часто отклонялись по тем или иным причинам. В случае положительного решения, обустройством иностранца занималась специальная комиссия. Каждому, желающему работать на благо Земли русской, оформлялся двор и земельный надел. Работающий по найму получал в день, ни много ни мало: два гуся, три курицы, полбарана, три ведра пива, две кружки водки –  по тем временам - целое состояние! И перечень  этот весьма не полный, некоторым платили и большим количеством натуральных продуктов. По некоторым историческим данным, в Москве, каждый седьмой житель этого  временного периода был иностранец.
   Станция метро «Кировская», которую переименовали в начале 90-х,  уже называлась теперь «Чистые пруды». Неподалеку сверкают огнями, заманивая посетителей фешенебельные рестораны, казино, магазины, кафе. Несколько бирж также обосновались неподалеку.
В переходе идет распродажа икон, парфюмерии, записных книжек, ручек, экзотических товаров, о назначении  которых мне неизвестно. Подала милостыню двум или трем то ли бомжам, то ли нищим. К офису на Сретенке проходила по знакомым с детства переулкам. Мы жили в Селиверстовом переулке, в большом каменном доме с высокими потолками и просторной лестницей,  по которой мы поднимались на последний этаж – позже в подъезде  все-таки поставили лифт.
Помню, что в этом бывшем доходном доме после революции жили известные люди, в том числе, ниже этажом жил солист Большого театра, не помню его фамилию, но ,  когда были его похороны, запомнилось много известных лиц: Козловский , Уланова и др.На каждом этаже была одна большая квартира из трех  комнат с прихожей около двадцати метров, огромной кухней и террасой с черным ходом.
 Когда мне исполнилось три года, мы переехали в район Сокола – так он тогда назывался – я почти каждое воскресенье,  сначала с мамой,  потом и самостоятельно ездила в гости  на Сретенку к маминым сестрам – тете Леле и Марии Васильевне – так, по имени – отчеству я с детства называла только одну тетю, наиболее любимую. Переулки: Даев, Последний, Кисельный, и с другими экзотическими названиями живы и сейчас. Церковь напротив Сретенского бульвара где мы часто гуляли в детстве, достаточно хорошо сохранилась. Интересно, что она является свидетельницей древних событий,  и к ее алтарю приходили сами Минин и Пожарский, имения которых располагались неподалеку.
В переулке, рядом с церковью находился и офис моей фирмы. Просуществовав почти три года, во многом благодаря неутомимому директору ( кстати – с дипломом с отличием физтеха - он быстро сделал карьеру), держалась крепко. Основным направлением деятельности оставалась продажа электронной техники и комплектующих к ней, но были еще туризм – преимущественно круизы по Средиземноморью, издательская деятельность , здравоохранение и строительство. Последнее направление было полностью предоставлено исключительно мне.
Первый день выхода на работу, совпал с днем рождения Генерального директора.
 В приемной было оживленно и многолюдно. На огромном столе, рядом  с входной  дверью уже просматривалась громада, которую образовывали подарки - и чего здесь только не было! Открыто на фоне коробочек, малых и больших, стояли и бутылки ликера, коньяки, коробки конфет, а неподалеку располагался небольшой столик для тортов, где обосновались любимые директорские торта «Полет», и еще какие - то экзотические варианты кулинарных шедевров.
Шли приготовления к празднеству, но директор, тем не менее, поговорил со мной, несмотря на занятость, предложив чашку чая с шоколадными конфетами «Красный Октябрь», от которой я отказалась.
 Программа работы была довольно прагматичной. Мне предстояло спроектировать новый офис  на Трубной улице, а также, впоследствии сделать проектные предложения и бизнес-план небольшой гостиницы. В принципе интересная работа, и пошла она достаточно быстро.
 На следующий день меня опять пригласили к Генеральному, чтобы получить определенные директивы  деятельности. В ожидании прошло около получаса, но Вадим Витальевич – так звали Генерального -  не появлялся. В ожидании прошло около 45 минут, и за это время я подробно ознакомилась с планами издательского отдела на следующий год, и книжками, которые уже выпустил издательский отдел: серия об астрологии  – несколько выпусков, - пользовались большим спросом - ,что-то о снах и сновидениях , а также в перспективе – абсолютно все о дрессировке любых пород собак.
Вспомнила, что о снах говорил известный писатель  М.Пруст: »Лучше пригрезить свою жизнь, чем прожить ее, хотя жить – это и есть грезить».
Часто ситуации , в которые попадаешь совершенно случайно ,настолько фантастически ирреальны, что  хочется верить , что ты не грезишь наяву. Вспоминать о периоде перестройки еще придется, и неоднократно, поскольку  этот  временной промежуток запомнится, и надолго в памяти многих.
А пока  день шел за днем, пробегая  по полю времени, и, оставляя отпечатки - слепки следов в земле. Каждый из них дорог, неповторим, и ценен.
Познакомилась со многими сотрудниками фирмы – в основном, милые приятные люди .Ну стать милым и приятным с такими зарплатами- в несколько раз превышавшими зарплаты, ну к примеру, Главного архитектора проектов института – это, по-моему, просто. В первый же день познакомилась также с заместителем Генерального директора – также оказалось милый и симпатичный человек, бывший сотрудник союзного министерства, с успехом работал в частной компании .Дмитрий Евгеньевич при этом был человеком весьма остроумным, доброжелательным и общительным. С такими работать просто.
По производственной необходимости изредко задерживалась вечерами, иногда прихватывала субботы и воскресенья :приходилось выезжать на обмеры ,зарисовки зданий, которые фирма хотела реконструировать- это коснулось и косметологической клиники, которая была одним из направлений деятельности. Впереди маячил проект реконструкции с новым строительством   небольшой новой гостиницы. Проект был сделан, а показной материал поручили выполнить институту на подряд –заказов в то время у них не было.
Главной задачей, которую поставило перед нами руководство фирмы, было быстрейшее согласование всех имеющихся документов по строительству офиса фирмы в доме представляющем историческое значение.
 После нового года должно уже начаться строительство с восстановлением. Особняк должен был превратиться в оплот международного туризма и пропаганды и внедрения новых строительных материалов Стены особняка были свидетелями посещения его  Белинским ,Гоголем, Тургеневым. Несколько лет снимал два первых этажа  преподаватель Московского Университета известный историк Грановский Около двухсот метров снимал Грановский и его семья , а всего площадь здания составляла около восьмисот метров. Мы с Дмитрием Евгеньевичем активно работали, и через два месяца у меня на руках были все необходимые согласования и справки для того, чтобы начать строительство. Директор был доволен , и вызывал меня каждый день, т.к., строительство нового помещения для офиса было на контроле у всех – и финансового директора также , не говоря о руководстве объединения .Дом, который нам предоставила Префектура под реконструкцию, на своей жизни несколько раз менял внутреннюю планировку, достраивался, надстраивался и т.д., и в конце пятидесятых годов был надстроен 4 этажом, и отделан вагонкой снаружи. В документах, фирме необходимо было восстановить здание по его архивным чертежам.
-  Восстановим, и обошьем заново вагонкой.  - ответил мне на предложение Дмитрий Евгеньевич
-  Ну как же так! Вы даже приблизительно не знаете,  что такое восстановить памятник архитектуры. Слава богу, что я оказалась рядом, а то не видать вам всем нового офиса! Постоянно приходилось что-то доказывать, и отбиваться от руководства. Постепенно участок мы оградили фундаментальным железобетонным забором. Вокруг этой старинной улочки суетились рабочие, шел процесс. Параллельно начиналось строительство вдоль всей улицы - завозилось много новой современной строительной техники – и это радовало. Приходили и уходили заказчики по малоэтажному жилью, коттеджам. Как- то, приехал в фирму строитель, и усиленно нам стал доказывать то, чтобы мы купили у него  проект бани из бруса, с мансардой.
 - А почему в проекте Вашей бане оказалась мансарда? Как с функциональной точки зрения объяснить ее назначение, т.е.: баня с надстройкой .
-  А как определить назначение, - просто мансарда для хранения веников! .
 Нас, т.е. меня и главного бухгалтера, директор часто подвозил к метро  на своем «Линкольне» , который он арендовал, пока не купил дорогой автомобиль.
При входе в метро, заметила необычный плакат « ЗУБОВ!»-как это понимать? Призыв к восполнению зубов у старушек? Впоследствии оказалось,  -это был предвыборный плакат Зубова, который баллотировался в депутаты Городской Думы.
 В метро, как всегда, царила суета часа «пик», однако, мое внимание привлек молодой мужчина с большим букетом из тридцати, а может быть и более роз. Его невозможно было не заметить в общей спешащей куда-то сероватой массе. Проехав несколько остановок по кольцу, я подняла глаза от интересной книги – мне ее дали почитать всего на два дня – и увидела, что букет выскальзывает из рук парня, а сам он засыпает. Еще немного – и  розовое чудо  упадет на грязный пол вагона – этого я не  могла допустить. – схватила букет на лету в двух сантиметрах от соприкосновения с полом, и парень тут же проснулся, и стал благодарить.
Весь  последующий  и другие дни, я вспоминала эту сценку, и что было бы, если букет все-таки опрокинулся в грязь!
Работа в фирме спорилась. Было отправлено несколько средиземноморских круизов, которые обслуживали наши компьютерщики. В издательском отделе был налажен выпуск книги  с множеством убийств, и немыслимыми похождениями главных героев в фантастических ситуациях которые невозможно было представить, даже обладая недюжинной фантазией. Объединение собиралось покупать три парома у греческой судоходной компании – уже шли переговоры, а в коридорах фирмы были вывешены фотографии и планы паромов с технико – экономическими показателями и огромными цифрами по водоизмещению. В перерывах между работой я подробно изучила чертежи паромов, которые представляли собой трехуровневые объемы , состоящие преимущественно из грузовых отсеков. А названия их были весьма романтические:  по моему « Алина»,» Афина « и «Флора «.
 Приближался своеобразный юбилей  объединения  -  три года успешной работы на рынке услуг в условиях  жесткой рыночной конкуренции.
 Юбилеем занимался  Дмитрий Евгеньевич. Он подготовил сценарий праздника, который должен был произойти в Белом зале ресторана «Прага».Уже  на 500 человек были заказаны места для проведения банкета. Все прошло замечательно. Стол был богатый: всевозможные дорогие ликеры, вина, напитки покрывали все поверхности четырех огромных столов , расставленных  в виде каре. Директор возглавлял все это , восседая в центре с приближенными, сотрудники и гости были  одарены большими пакетами с подарочным буклетом фирмы, двумя шикарными ручками и льняной вышитой скатертью - и рассажены по другим сторонам основного стола. Напитки и закуски были разбавлены огромными букетами из роз.Рядом с директором стояли две большие  хрустальные вазы,  где размещалось по меньшей мере триста, или более белых роз. Блюда подавались настолько долго – а их было то ли четырнадцать то ли пятнадцать, что половина публики уже разошлись, когда настало время десертов. Был приглашен , также очень модный джаз – оркестр, и пели приглашенные артисты, достаточно известные Как оказалось потом, некоторые побывали в круизах, которые организовывала фирма с выступлениями в концертах. Все остались довольны, и с подарками, возвращались домой. Было это как раз перед  Новым Годом ,и праздник получился двойной.
 Работа была весьма и весьма приземленной. Помимо многочисленных согласований по офису с надстройкой,сделала несколько небольших проектов, которые Директор собирался профинансировать. Это был, в том числе и долгострой в одном из подмосковных совхозов – два дома для фельдшерского пункта.
Пришлось ездить и за город, где строился завод по производству пеноблоков для малоэтажного жилья. На машине меня доставили в небольшой поселок. Необыкновенная тишина и раздолье , русское раздолье открылось перед глазами: заснеженный лес вдали , небольшие деревеньки на холмах –это чудо! Зимнее Подмосковье не раз вдохновляло поэтов, литераторов и художников своей  необычностью, тревожной тишиной и загадочной нетронутой красотой. Не любить русские пейзажи , которые так и просятся на холст, невозможно. В них и неисчерпаемая энергия , и, непредсказуемая, поражающая своей загадочностью ,красота
До завода пришлось немного пройти пешком вдоль лесного массива. Я почти добралась до места, как неожиданно почувствовала,  за спиной шаги - кто-то быстро приближается, пытаясь меня догнать. Обернувшись, я увидела мужчину лет сорока. Я внутренне собралась, но не подала виду, что его испугалась. Одет он был весьма экстравагантно,а для загородной поездки просто странно: рыжая дорогая дубленка костюм от «Армани», дорогущий галстук.
-Девушка, обратился он ко мне, переводя дыхание, очень Вас прошу прозвонить в Москву, когда Вы придете на завод!
-А что случилось? - спросила я, явно недоумевая, как в такой глуши мог оказаться так шикарно разодетый мужчина.
-Я застрял с трейлером на дороге, я ваш сосед по заводу, и директор фирмы - мне необходима Ваша помощь!
Название фирмы было на слуху, и, реклама ее была  на телевидении и на радио, поэтому я удивилась, и по приходу позвонила по телефону в Москву, чтобы  Борису прислали помощь. В результате, все закончилось благополучно, и, позже, мы вместе возвращались в Москву.
В живописном месте, недалеко от Москвы, у директора строилась небольшая дача по канадской технологии. Были налажены отношения с местной администрацией, которая предложила ему профинансировать строительство небольшого детского диагностического центра  на базе  недостроенного фельдшерского пункта. Так я приобщилась еще и к медицине.
Хотя в свое время мне пришлось переделывать за одного архитектора  медицинский центр при достаточно известной больнице скорой помощи в Москве.
 Заново разрабатывать, утверждать все сделанные планы, оставив только наружный абрис трех корпусов, чтобы не пересогласовывать утвержденный генеральный план.
Здесь работа была «попроще».
 Мы встретились с Главой администрации, который предложил нам сделать предварительно проект комплекса. Я согласилась, и вскоре принесла его на утверждение  к Главному врачу одной из очень известных детских больниц Москвы.
-   Проект  мне понравился -,подписывая чертежи  - сказал мне Петр Гаврилович. Но я хотел бы видеть что- то более современное, что-ли, т.е. здание, отвечающее требованиям сегодняшнего дня,-  Лина Аркадьевна, надеюсь, Вы меня понимаете?
-   Конечно, я  целиком и полностью согласна, более того, я  уже подготовила эскизный проекект этого диагностического центра, который вполне может существовать в поселке вашего типа.
Я  немедленно выложила все наработки- чертежи планов, фасадов, генерального плана,и интерьеры.Все это  было  проработаны еще дома.
-   Так это просто дворец диагностики – с зимним садом, кабинетами, холлами для ожидания. - не удержался  Петр Гаврилович,- да и место Вы выбрали замечательное – из большого холла вид на зеленый массив, и на церквушку - это удивительно, здорово!
-   Как же я хочу добиться, того чтобы этот чудный проект был построен! Но где взять средства на его реализацию, откуда? - сказала я, внимательно глядя на профессора.
Петр Гаврилович, немного подумав, подошел к окну: В недавно обустроенном красивом садике при больнице беззаботно играли выздоравливающие дети – по-моему, любимые пациенты профессора.
-А Вы знаете, Лина Аркадьевна,  издается за рубежом моя  книга – результат моих многолетних трудных практик и разработок - и я попытаюсь добыть денег на строительство центра, именно такого, каким Вы мне его представили Может быть, что-то и получится, хотя к спонсорам у меня двойственное отношение. Переговоры были со многими, а результат один.
-   Я верю, что наша с Вами мечта осуществится, обязательно! - сказала я, и быстрыми шагами пошла к выходу.

                                                      
                                                                                             


Рецензии
С интересом прочитал Ваш рассказ, Любовь, и нашел в нем много интересного. Успеха Вам всегда и во всем. Д-р А. Киселев

Александр Киселев 6   25.02.2018 14:03     Заявить о нарушении
Благодарю покорно!

Любовь Бартенева   11.03.2018 01:07   Заявить о нарушении